Внимание!
Вы просматриваете новость в старой версии сайта. Возможны проблемы с отображением в некоторых версиях браузеров.

Закрыть

KRV: шведский «барабанщик»

Макет EMIL E3, танка, ставшего отцом KRV

Шведская танковая промышленность во второй половине 40-х годов оказалась в довольно глубоком кризисе. С одной стороны, середина 40-х годов здесь стала временем расцвета шведской самоходной артиллерии. А вот танковая программа — забуксовала. После принятия на вооружение Strv m/42 шведским военным и конструкторам перестало везти с танками, новые проекты раз за разом оставались на бумаге.

После Второй мировой войны Швеция вела закупки британских танков для нужд армии и продолжала трудиться над новыми разработками. Конструкторы пользовались не только собственным, но и зарубежным опытом: американским, французским, даже немецким. Дела упорно не двигались с мёртвой точки примерно до того момента, как Швеция (с опозданием) узнала о советском тяжёлом танке ИС-3. Теперь шведы вынуждены были задать себе вопрос: что делать с этим сталинским чудищем?

Убить ИС-3

Проблема была в том, что реального танка-соперника ИС-3 у шведов не было не только в металле, но и на бумаге. В конце лета 1950 года при обсуждении перспектив шведского танкостроения прозвучали примерные характеристики советского танка, лишний раз это подтвердившие. По оценкам военных, толщина брони ИС-3 составляла 125-150 мм, а это означало, что даже 105-мм орудия, которое шведы проектировали, для эффективной борьбы с ним не хватало.

Эскиз ИС-3 из доклада шведской разведки, март 1950 годаТребовалась новая пушка. Её решили также делать калибром 105 мм, с длиной ствола 40 калибров (4,2 метра), при этом начальная скорость снаряда оценивалась в 930 м/с. По расчётам конструкторов, это должно было обеспечить орудию бронепробитие в 150-190 мм (в зависимости от угла наклона) с километровой дистанции. Скорострельность пушки оценивалась в 8-10 выстрелов в минуту. За счёт использования автомата заряжания её предполагали увеличить без малого вдвое.

8 ноября 1950 года шведы разработали спецификации танка, который должен был нести это орудие. Он всё ещё базировался на агрегатах Strv m/42 и должен был весить 25 тонн. Спецификацию шведы разработали на основе разведывательной сводки, в которую попали Т-34-85, Т-44, а ИС-3 даже два раза: под своим обозначением и как ИС-4. С этого момента можно начинать отсчёт истории работ над шведским танком нового поколения.

С французским акцентом

В 1951 году Франция, всерьёз рассматривавшая Швецию как покупателя для своей новой бронетехники, передала ей информацию о среднем танке, известном как АМХ 50. По характеристикам он шведам не особо подходил, как минимум, из-за массы, составлявшей почти 55 тонн и по размерам, превзошедшим даже такого «слона» как британский «Центурион». Что в АМХ 50 действительно заинтересовало шведов, так это дифференцированное бронирование и качающаяся башня.

Эскизный проект EMIL, сентябрь 1951 годаКопировать «француза» шведы не стали, но концепцию попытались развить. Свой новый танк они разрабатывали с оглядкой на самоходную артиллерийскую установку 15 cm kv fm/49. Машина получила название EMIL и не была похожа ни на один танк, разрабатывавшийся Швецией доселе. При массе среднего у него было бронирование тяжёлого, экипаж состоял из трёх человек, а с французским объектом для подражания его роднила качающаяся башня. Правда, шведы творчески подошли к вопросу и сделали качающимся не всю её верхнюю часть, а только центральную часть и кормовую нишу. Это повышало защищённость башни от вражеских снарядов. Была ещё одна особенность, которая вообще характерна для шведской бронетехники: очень большой угол склонения пушки. У EMIL он достигал 14 градусов.

Отдельного упоминания заслуживает пушка, которой шведы собирались вооружить новый танк. Это было 120-мм орудие, основными снарядами которому служили не бронебойные, а кумулятивные, способные эффективно пробивать броню танков противника даже при низкой начальной скорости. Автомат заряжания должен был обеспечивать скорострельность до 40 выстрелов в минуту.

Но то, что EMIL оформился как эскизный проект, не значило, что он пойдёт в серийное производство. В любом случае, танк надо было создавать с нуля, а это долгая и кропотливая работа. На дворе стоял 1951 год, а на испытания новинка должна была отправиться только в 1956-м. Проект развивался, набирал массу, конструкторы пробовали различные схемы ходовой части. В итоге «Эмилей» оказалось целых три, каждый из которых довольно существенно отличался от другого. После обсуждения шведы выбрали для дальнейшего развития вариант EMIL E3.

«Автокран» или 40-тонная «танкетка»

Несмотря на то, что спецификации нового танка наконец-то были утверждены, сроки разработки постоянно сдвигались, главным образом из-за вооружения и башни. Раньше 1956 года ждать прототипа не стоило. Зато можно было улыбнуться над служебными письмами компании Landsverk, в которых новый танк, «разъевшийся» до 41-42 тонн, назывался танкеткой.

Сборка корпуса KRV, 1956 годКонструкторы работали, военные нервничали. В очередной раз не выдержав затягивания сроков, они снова попытались закупить иностранные танки. В результате на вооружении шведской армии появились британские танки CenturionMk. 3.

Ближе к концу 1954 года компания «Ландсверк» закончила работу над корпусом «танкетки». А вот «Бофорс» увяз в работе над вооружением и башней, причём здесь особых просветов не предвиделось. Проблемы были как с боеприпасами для 150-мм орудия, так и с системой стабилизации. Уже на этом этапе программу разработки вполне могли закрыть. Шведов останавливало только то, что на шасси «танкетки» предполагалось строить самоходную артиллерийскую установку, так что армии оно всё ещё было нужно. Из-за того, что работы были в подвешенном состоянии, вместо двух корпусов для испытаний заказчики решили пока строить один.

Корпус тяжёлого танка KRV в запаснике шведского музея Arsenalen, наши дниВ 1956 году танк получил собственное обозначение, под которым он в итоге вошёл в историю. Аббревиатура KRVрасшифровывалась как «Кранвагн» и в переводе со шведского обозначала «автокран». В 1957-м началась сборка единственного опытного шасси. Поскольку «Бофорс» к этому времени всё ещё не закончил изготовление башни и пушки, на испытаниях пришлось увенчать корпус массогабаритным макетом башни. Испытания показали, что шасси получилось очень неплохое: KRVразвивал скорость до 60 км/ч, а бронезащита в лобовой части достигала 145 мм.

Пока танк проходил испытания на полигоне Норрланд, военные ломали голову, что с ним делать. Они знали, что «Бофорс» бесперспективно увяз в разработке башни и вооружения. Прорабатывались идеи с другой пушкой, а также с установкой на шасси KRVбашни от Центуриона», но развития они не получили. В конечном счёте, проект «Кранвагн» закрыли в 1959 году. Единственное шасси осталось в запасниках шведского военного музея «Арсенален».

Был ли этот танк бесполезен? Конечно же, нет! Технические решения и опыт, полученные при работе над ним, позднее сильно пригодились Свену Берге при работе над главным детищем его жизни: безбашенным танком Strv 103.

Автор текста — Юрий Пашолок

Источники:

  1. http://www.ointres.se/pansar.htm.
  2. http://ftr.wot-news.com.
  3. http://ritastatusreport.blogspot.cz.
  4. Архив Карла Бломстера (Karl Blomster).
  5. http://tanks.mod16.org.

Автор выражает большую признательность шведскому историку Карлу Бломстеру (Karl Blomster) за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации.

Закрыть