Бронефантазии 40-х годов. Комбайны смерти

Эскиз «Танка тяжелого типа на электро-тяге» С. Е. Бучинского в двух проекциях (ЦАМО РФ)

Энтузиасты-изобретатели прошлого века смело раздвигали границы возможного. Их не смущало, что их проекты останутся только в эскизах или чертежах. Потому что невозможно совместить толстую броню с высокой скоростью или — чтобы стволов было побольше — расставить на танке несколько орудийных башен смехотворно малого размера. Многие проекты оказались из-за этого в технологическом тупике.

Как правило, по-настоящему фантастические машины придумывали люди, никак не связанные с военной техникой. Специалисты таким, как правило, не увлекались, хотя архивы свидетельствуют, что исключения были и среди них.

Запредельный танк Бучинского

Инженер С. Е. Бучинский около 27 лет трудился в сфере машиностроения и носил воинское звание капитана. В сентябре 1939 года его назначили на должность начальника автобронетанковой службы Могилёв-Ямпольского укреплённого района. Прослужив 11 месяцев, Бучинский вдохновился на военно-техническое творчество невиданного размаха. В мае 1940 года пакет с результатами его труда лёг на стол наркома обороны СССР маршала С. К. Тимошенко.

Танк Бучинского должен был оснащаться композитной бронёй и электромеханической трансмиссией. За исключением этих передовых решений, проект был непродуманным и нереализуемым

Изобретатель, без преувеличения, в одиночку проделал работу целой проектной организации. Он не только описал, но и вычертил добрый десяток типов вооружений и техники: от бронированного пулемёта Максима до бронепоезда. Среди прочего Бучинский спроектировал и танк. Он писал: «…Считаю необходимым создание такого типа тяжелого танка, каковой имел бы на себе большое количество различных огневых средств, сильную не уязвимую бронь и большие размеры коего не препятствовали бы проходам по многим местам» (здесь и далее стилистика и орфография источников сохранены. — Прим. ред.).

Огневой мощи для своей машины Бучинский не пожалел — чего стоят только семь 45-мм противотанковых пушек образца 1937 года. Вдобавок к ним он хотел вооружить танк зенитным орудием, шестью пулемётами Максима, четырьмя пулемётами Дегтярёва и даже огнемётом!

Грозному арсеналу — впечатляющую базу! Инженер позаботился и об этом. «Конструкция корпуса в среднем сечении – прямоугольная с вынесенными боками на несколько больше чем половина ширины гусенницы. Такое уширение корпуса дает возможность хорошо разместить боевые места, для огнеприпасов, а также разместить электро-установку». По одной башне должно было располагаться на носу и корме. Третья находилась в центре, а сверху на ней была зенитная башенка. Общая длина танка должна была составить 16 метров, ширина — 4,2 метра, высота — 5,7 метра при общей проектной массе 110 тонн.

Эскиз «Комбайна смерти» И. М. Плетнёва с орудийными площадками (ЦАМО РФ)Для своего танка Бучинский придумал настоящую композитную броню задолго до того, как её внедрили в реальности. «Корпус танка предпологается построить из слойной брони / основной брони толщиною 20 мм кругом / слой резины и пробки и затем бронь толщиною 10 мм. Лобовая бронь толщиною 60 мм», — писал он. Приводить машину в движение должен был дизель, спаренный с генератором постоянного тока. Максимальная скорость предполагалась до 25 км/ч.

Обслуживать махину Бучинского должен был экипаж из 30 человек. Повезло механику-водителю, для которого инженер выделил отдельную кабину в головной части танка. Остальные 29 человек должны были где-то тесниться. Где именно, инженер не сказал.

Комбайн смерти

Был ли техническим специалистом другой «бронефантазёр», И. М. Плетнёв? Скорее всего, нет. Но его желание помочь родине было искренним и горячим. Он писал: «Гад фашисткий еще не може захлебнутся огнем, я предлогаю… превратить таннк в бронированный комбайн смерти!»

Эскиз «Комбайна смерти» И. М. Плетнёва с пулемётами на кронштейнах (ЦАМО РФ)Концептуально машина Плетнёва напоминала мостоукладчик. Только на балках должны были располагаться танковые башни с орудиями. Балки (у Плетнёва «площадки») должны были свободно вращаться на 360° по горизонтали вдоль корпуса танка, подобно крыльям. Не случайно на одном из эскизов их положение схоже с устройством балисонга (ножа-«бабочки»).

На марше эти орудийные площадки надлежало складывать на корме танка: «Башни соединить в лесу приходится». Вступая в бой, танк незамедлительно распахивал бы свои смертоносные крылья и сметал противника шквальным огнём. И даже при сложенных балках танк всё равно мог бы вести круговой обстрел благодаря особому порядку расположения башен. «По части растоновок башен сделат так чтоб они при сомкнутом положении шахматным порядком растоновлены», — писал Плетнёв.

Из-под карандаша изобретателя вышло несколько модификаций «бронированного комбайна смерти». Возможно, Плетнёв задумался о реализации своей идеи и решил её упростить. Следующий эскиз был озаглавлен «Танк с бронированными щитками». Теперь на корме машины находились две вертикальных оси, соединённых тросами с третьей на погоне позади башни. К ним крепились гигантские листы брони с углами разворота 90°. В целом конструкция напоминала отвал с ножом снегоуборочной машины. В бронированных щитках Плетнёв предусмотрел бойницы, всё в том же шахматном порядке. Их назначение было таково: «При наступательном бое бойцы поведут огонь с таннка и с бронещитков».

Эскиз «Танка с бронированными щитками» И. М. Плетнёва (ЦАМО РФ)Наконец, ещё один авторский вариант модернизации танка оказался самым экзотичным. Вместо орудийных площадок и бортовых щитов Плетнёв предлагал установить на крышу машины два кронштейна, похожих на стрелы подъёмных кранов, на которых размещались пулемётные точки: «При вступлении в бой танков на кранштэйнах развернутся 2 башни по сторонам танка и поведут огонь и в сторону и вниз, обстреливая танки и окопы противника». Автор также полагал, что пулемётчики смогут сбрасывать гранаты, и заботливо настаивал на обеспечении их телефонной связью с командиром танка.

Описание каждого из вариантов «бронированного комбайна смерти» сопровождалось несколькими цветными иллюстрациями, выполненными изобретателем. При этом какие-либо технические моменты в предложении отсутствуют — он не вникал, да и, возможно, не разбирался в них, а просто фантазировал. Как отреагировали на это сочинение военные специалисты в ГАБТУ, неизвестно, хотя несложно догадаться.

Есть разные способы перешагивать границы возможного. Не все они реализуемы, но если не будет фантазий, то откуда взяться реальным техническим прорывам. Это всё, что можно сказать о машинах, чья история рассказана выше.

Вопросов к проекту могло бы возникнуть много. Куда уместить выстрелы для всех пушек? Как решить проблему низкой манёвренности? Маршал Тимошенко, получатель пакета, их, конечно, задавать не стал. Зато, будучи назначенным на пост наркома обороны, первым делом «накрутил хвоста» отделу изобретений своего наркомата за неудовлетворительную работу.

Ровно за полгода до конца войны Бучинский написал ещё одно письмо, запрашивая официальный отзыв о своих проектах и разрешение остаться на службе в рядах РККА. Что было дальше — неизвестно.

Читайте также:

Автор текста — Юрий Бахурин

Источники:

  1. Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 38. Оп. 11350. Д. 259.
  2. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11350. Д. 1437.
Закрыть