Бронефантазии 40-х годов. Танки ударно-дробящего действия

Эскиз боковой проекции «Танка-тарана» А. И. Кудрявцева (ЦАМО РФ)

С появлением и развитием артиллерии и огнестрельного оружия дистанция, на которой противники вступали в бой, постоянно увеличивалась. Уже в XIX веке расстояния нередко измерялись целыми километрами. Новые виды взрывчатки способны были вдребезги разнести каменные стены, снаряды пробивали толстую стальную броню.

В таких условиях таран стал архаизмом — и как устройство, и как тактика. Если атака противника столкновением и применялась, то исключительно как крайняя, вынужденная мера. Это подтверждается на примере Великой Отечественной войны, когда лётчики и танкисты таранили противника просто потому, что другого способа его уничтожить не оставалось. Вместе с тем некоторые изобретатели того времени всерьёз думали о танках, специально предназначенных для осуществления таранов. Ниже рассказывается о трёх подобных проектах, различающихся степенью проработки и высотой полёта конструкторской фантазии.

Танк-носорог

Первый представитель этой троицы выглядит наиболее логичным. Сетуя, что танк, идущий на таран противника, сам получает повреждения от удара, автомеханик А. И. Кудрявцев в феврале 1942 года предлагал создать специальный танк-таран. «Новым в конструкции этого танка будет следующее: 1) Корпус; 2) жалюзи для защиты воздухопроводов; 3) опорные катки для передвижения танка на опорных катках по ж. д. рельсам», — писал он.

В годы Великой Отечественной командование относилось к тарану неодобрительно. Вместе с тем некоторые изобретатели того времени всерьёз думали о танках, специально предназначенных для осуществления таранов

Корпус машины должен был оснащаться выступающей носовой частью, служащей для тарана. Кудрявцев подчёркивал, что её необходимо сделать из литой стали. Ходовая часть танка защищалась бронированными экранами. Кроме того, вдоль его бортов под углом располагались цельнолитые стальные рёбра (в документе — «кильсоны»), служащие для усиления корпуса и в качестве дополнительной защиты.

Предложенные изобретателем жалюзи представляли собой два обычных гофрированных бронелиста, между которыми шёл бы воздух. Пункт о передвижении по железной дороге Кудрявцев не раскрыл: «Чертежи ходовой части (т. е. опорные катки для передвижения танка по ж. д. рельсам при переброске танка на дальние расстояния) мною не выполнены… А потому я их и не описываю». Кудрявцев предусмотрел и вооружение своего детища: наряду с 155-мм гаубицей он указывал 76-мм пушку и три пулемёта.

Параметры танка-тарана были таковы: при массе в 100 тонн он достигал бы 9 метров в длину, ширина и высота — втрое меньше. Бронирование составляло 50 мм по кругу, за исключением лба с ударным наконечником. Двигатель в 2000 л/с обеспечивал машине скорость до 35 км/ч. Экипаж состоял из семи человек.

От многих других изобретательских фантазий этот проект отличала сравнительная умеренность автора. Не желая изобретать новую боевую машину целиком, он писал: «Остальные агрегаты и детали танка: двигатели, трансмиссия и др., мною предполагаются использовать из имеющихся в производстве».

Таран на спицах

Но не таков был москвич Рыбников (инициалы неизвестны), в марте 1943 года предложивший Наркомату обороны СССР свой проект «Скоростного тарана». Описание замысла уместилось на промокашке, а для эскиза машины автору хватило обрывка листа писчей бумаги. Но даже этих, более чем скромных, источников достаточно, чтобы оценить творческий замысел автора.

Эскизы «Скоростного тарана» Рыбникова «Конструкция танка отличается применением вместо гусениц ряда колес большого диаметра (3–4 м) с длинными спицами-шпорами», — писал Рыбников. Стоит отдельно подчеркнуть, что ободьев для колёс он не предусматривал. Вместо этого автор предлагал снабдить каждую спицу отдельной рессорой для плавности хода. Впору задаться вопросом: зачем? Автор предвидел его и объяснил: «Благодаря наличия спиц вместо гусениц, поражаемость танка снижена, так как попадаемость в спицы мало вероятна и разрушение части спиц не выводит ходовую часть танка из строя». А ещё на спицах должны были располагаться поплавки и лопасти, помогающие «Скоростному тарану» преодолевать водные преграды.

Назначение машины Рыбников сформулировал так: «Танк может быть применен для тарана техники и живой силы противника и штабов за счет внезапного появления в тылу с десантом автоматчиков…». При этом самого по себе тарана в конструкции предусмотрено не было, как и другого вооружения. Помимо ходовой части автор нарисовал только открытую площадку для десанта. Может быть, Рыбников собирался рассказать о них позже, в другом письме. Однако больше никаких вестей от автора Отдел изобретений не получал.

«Таран-истребитель» Литовченко

Однако обе эти машины хотя бы смахивали на танки. «Таран-истребитель», предложенный изобретателем П. А. Литовченко в декабре 1942 года, при внимательном рассмотрении выглядит одним из самых необычных военно-технических проектов ХХ века.

Эскиз «Тарана-истребителя» П. А. Литовченко в движении Об этом красноречиво свидетельствуют строки из введения в описание: «Для предлагаемой боевой машины в силу отсутствия лобовых площадей, бронировка и специфическое движение прыжками по ломаной линии, создаются условия, что обычные огневые средства противника для борьбы с нею будут неэффективны». Изобретатель сулил своему «Тарану-истребителю» абсолютную проходимость, огромную мощь удара (до 452 тонн!), универсальность в наступлении и обороне. Что же за удивительный механизм придумал автор?

Литовченко взял за основу конструкции строительный копер, забивающий сваи в грунт. В его воображении мирный агрегат стал оружием возмездия. Автор писал: «На массу металлического шара, могущего подыматься вверх, падать оттуда создавая удар и могущего передвигаться в горизонтальных направлениях, посажен экипаж. Он управляет этим тараном... и направляет удар на любой важный объект, чем и разрушает его».

Описание заняло у автора целую кипу листов, и вышло очень сбивчивым. Суть устройства заключалась в следующем: главным элементом конструкции являлся таранный шар. В его верхнем полушарии Литовченко располагал дизельный двигатель. Осью служила гигантская труба цилиндрического сечения. «Преобразование тепла, образованного горением горючей смеси и воздуха и жидкого топлива, в механическую работу возвратно-поступательного движения» обеспечивало бы движение поршня в трубе. По инерции вся конструкция должна бы отрываться от земной поверхности, взлетая вверх. Движение по горизонтали обеспечивали толкающие пропеллеры на спаренных кабинах, соединённых с той же трубой. Сознавая угрозу для жизни экипажа «Тарана-истребителя», Литовченко предлагал оснастить кабины пружинными амортизаторами. Наконец, за устойчивость машины отвечали бы гироскопы.

В тексте не содержалось даже намёка на тактико-технические характеристики — ими автор пренебрёг. Однако выполненные им эскизы позволяют вообразить размах мысли изобретателя. Вердикт специалистов по «Тарану-истребителю» был краток: пометка «Дело в архив» на одной из иллюстраций.

Эскиз внешнего вида «Танка-истребителя» П. А. Литовченко (ЦАМО РФ)

Читайте также: 

Автор текста — Юрий Бахурин

Источники:

  1. Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 38. Оп. 11350. Д. 948;
  2. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11350. Д. 1059;
  3. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11350. 1594.
Закрыть