Кровью и сталью. Взятие Рабочего посёлка № 6

Т-34 одной из советских танковых бригад в боях под Ленинградом. 1943 год

Утром 18 января 1943 год первый этап операции «Искра» завершился долгожданным прорывом блокады Ленинграда. Впервые за два с лишним года на Северо-Западном направлении советско-германского фронта немецкие войска группы армий «Север» потерпели поражение и были отброшены с берегов Ладожского озера на новую линию обороны.

Почти без перерыва советские войска развернулись на юг от озера, в направлении небольшого посёлка и железнодорожной станции Мга. Между целью наступления и бойцами Красной армии, словно крепостной бастион, воздвигнутый самой природой, раскинулись Синявинские высоты. Их склоны поднимались из торфяных болот, рядом или прямо через них проходили важнейшие дороги всего района, а на высотах давно и прочно засели немцы. Это означало, что советские войска, только что прорвавшие блокаду, оказались в позиционном тупике. Чтобы из него вырваться, нужно было штурмовать опорные пункты противника — один за другим.

Узел силы

В ходе боёв за Синявинские высоты чрезвычайно большое значение имело взятие Рабочего посёлка № 6. Через него проходила одна из немногих хороших дорог в окрестностях. Захватив посёлок, советские войска могли вырваться с территории торфяников, затем перехватить другие ключевые дороги и получить реальный шанс отрезать немцев на Синявинских высотах. 

Сложнейшие условия местности и неопытная пехота сопровождения — уже эти два фактора говорили о том, что схватка за Рабочий посёлок № 6 будет для 16-й танковой бригады трудным испытанием

Укрепить посёлок на случай боёв противник не успел. Кроме того, немцы рассчитывали, что советские войска будут наступать с востока, но вместо этого Красная армия пришла с севера, откуда её вообще не ждали.

Первые бои у Синявинских высот завязались ещё 15–16 января 1943 года. Но к Рабочему посёлку № 6 бойцы 2-й ударной армии генерал-лейтенанта Владимира Захаровича Романовского подошли уже после прорыва блокады. И именно здесь генерал получил возможность не использовать танки поштучно, а бросить в бой целую танковую бригаду, чтобы проломить оборону противника. Эту задачу командующий решил поручить 16-й бригаде полковника Корнея Ивановича Иванова. На этот момент в её состав входили 20 танков Т-34, десять Т-70 и восемь Т-60. К январю 43-го бригада уже была ветераном Ленинградского и Волховского фронтов и сейчас должна была идти в бой совсем недалеко от тех мест, где в далёком сентябре 1941 года случился её боевой дебют.

Типичный ландшафт в районе Синявинских высотПо меркам Северо-Западного направления участок, где предстояло воевать бригаде, считался танкодоступным. Фактически же в распоряжении советских танкистов была единственная узкоколейная железная дорога, по которой можно было двигаться между карьерами, где добывался торф. Остальное — болота, лес и прочие труднопроходимые ландшафты.

Ещё одной проблемой 16-й танковой было то, что бригада не имела своей пехоты. Действовать предстояло вместе со 147-й стрелковой дивизией. Это было единственное соединение 2-й ударной армии, которое ещё не принимало участия в боях на Ленинградском направлении. Вдобавок дивизию недавно пополнили личным составом, который не успел пройти боевое обучение и сколачивание.

Рабочий посёлок, который защищали эсэсовцы из Полицейской дивизии, находился на стыке двух немецких дивизий. Это означало, что он был одним из самых уязвимых мест немецкой обороны. И именно сюда должны были нанести удар войска Волховского фронта.

Трудности взаимодействия

Наступление советских танкистов и пехоты началось 20 января 1943 года. Времени на подготовку командование отвело мало — всего одну ночь. Поэтому пехотные командиры ничего не успели сделать, чтобы подготовить своих бойцов к совместным действиям с танками.

Карта действий 16-й танковой бригады (красные ромбы) у Рабочего посёлка № 6Тем не менее первый удар наших войск оказался довольно удачным. Советская артиллерия накрыла огнём штаб эсэсовского полка, выведя из строя его командиров. Когда танки 16-й бригады пошли в атаку, пехота противника не выдержала и стала отходить. Те, кто не успели, оказались окружены и уничтожены севернее Рабочего посёлка № 6. Только жалкие остатки из числа окруженцев ночью смогли просочиться к своим. Сам посёлок защищала сводная боевая группа, в состав которой входили не только эсэсовцы, но и солдаты 374-го гренадёрского полка, тоже недавно вышедшие из окружения. Вот они-то и попали под удар танкистов.

Танки 16-й бригады ворвались в посёлок. Первой среди них была машина механика-водителя К. Г. Ткаченко. Под её гусеницы угодило несколько эсэсовцев и противотанковое орудие. Затем на улицы ворвались и другие советские танки. Последовал бой, в результате которого посёлок почти полностью перешёл под контроль наших войск. Весь левый фланг дивизии СС буквально повис в воздухе. Для немцев потеря посёлка означала, что вся их позиция на Синявинских высотах под угрозой. В любой момент их оборона могла быть «свёрнута» фланговым ударом наших войск. Или советские танкисты смогли бы прорваться южнее и полностью перерезать те дороги, по которым шло снабжение немцев у Синявино.

Противник быстро понял, что произошло и чем это грозит. Собрав остатки потрёпанных частей, немцы перешли в контратаку. Танкисты встретили немецкую пехоту огнём, и участь боя могла бы решиться в нашу пользу. Но случилось непредвиденное: оказалось, что в полках 147-й стрелковой дивизии выведены из строя почти все командиры. Единственное, что мог сделать командный состав, когда имел дело с необученной пехотой, — вести её за собой. Наступил момент, когда руководить стало некому — и бойцы побежали. Танкистам, удерживавшим посёлок, никто не помогал, однако, потеряв четыре танка подбитыми и семь сгоревшими, они смогли закрепиться на северной окраине.

Тогда считать мы стали раны…

На следующий день танкисты продолжали вести бои за Рабочий посёлок № 6. Пехота им помогала мало. В поединке с немецкими штурмовыми орудиями были подбиты ещё два советских танка. Но северную окраину наши всё ещё держали.

Старший сержант Ткаченко, один из героев боёв у посёлкаБой продолжался. Немцы подожгли танк старшего сержанта Ткаченко бутылкой с горючей смесью, однако ему удалось вывести машину в безопасное место. Танк лейтенанта Горбунова также был подбит, но он смог исправить повреждение, привязав тягу рычага к своим плечам. Это дало возможность вывести танк с двумя погибшими товарищами из-под огня. Но мужество и умение танкистов не могли компенсировать то, что пехота прижималась к земле и за танками не шла.

22 января в посёлке разгорелось ещё более тяжёлое сражение. Немногочисленные танки 16-й бригады ворвались на улицы. Следом за ними шла пехота — другой, более опытной дивизии. Немцев удалось отбросить, но ещё несколько раз в течение дня противник поднимался в контратаку. Советские подбитые танки стреляли с места, помогая пехоте, которая тоже встречала немцев огнём. К вечеру посёлок окончательно перешёл под контроль Красной армии. Этот успех закрепили именно танкисты.

Рабочий посёлок № 6 стал одним из первых населённых пунктов, отбитых у немцев после прорыва блокады Ленинграда. Эта победа была добыта дорогой ценой. Только 16-я танковая бригада потеряла 14 «тридцатьчетвёрок», два Т-60 и столько же Т-70. Погибли 28 танкистов, 33 были ранены, потери пехоты исчислялись несколькими тысячами. Немецкие потери были значительно меньшими, но их точное число, к сожалению, пока неизвестно.

2-я ударная армия уже с января начала атаковать Синявинские высоты, и многие месяцы здесь шли затяжные кровопролитные бои. Оставшиеся танки 16-й бригады держали оборону в Рабочем посёлке № 6 до начала февраля 1943 года. Через год это подразделение примет участие в окончательном снятии блокады Ленинграда и его бойцы заслужат право зваться лучшими танкистами Волховского фронта

Читайте также:
Вверх Вниз

Освобождение Новгорода
Первый раунд борьбы за Ленинград

Разгром новгородской группировки немцев должен был выбить почву из-под ног противника, всё ещё занимавшего позиции на дистанции артиллерийского выстрела от города на Неве.

Подробнее

Главная дорога блокадного Ленинграда

Рассказ об одной из самых известных и нужных военных трасс: от первых обозов на конной тяге до проектов троллейбусного движения по льду и железнодорожного моста через Ладогу.

Подробнее

Хроники ленинградской блокады

О героической и трагической истории осаждённого Ленинграда — в специальном фоторепортаже.

Подробнее

Автор текста — Вячеслав Мосунов

Источники:

  1. Документы ЦАМО РФ.
  2. Коллекция немецких документов в NARA.
  3. На Волховском фронте. М., 1982.
Закрыть