Падение Берлина

Карта боевых действий Берлинской наступательной операцииВ середине апреля 1945 года Германия оказалась зажатой между молотом и наковальней. С запада наступали союзники, с востока неумолимой машиной накатывалась Красная армия. Германия понесла огромные людские потери, лишилась большей части сырьевых источников, промышленность страны получила серьёзный урон, были утрачены важные сельскохозяйственные регионы. Третий рейх агонизировал, но даже в таком плачевном состоянии немецкая армия оставалась чрезвычайно опасным противником. И хотя все надежды на победу немцами были давно утрачены, истрёпанные в боях нацистские части всё равно были настроены бороться за каждый клочок земли.

Упорство немцев только в некоторой степени объяснялось преданностью идеям фюрера. Куда больше они рассчитывали на то, что правительству рейха удастся заключить сепаратный мир с союзниками, выторговав себе приемлемые условия капитуляции.

Гитлер и его приспешники понимали: западные державы боятся того, что после окончания войны СССР получит слишком сильное влияние в Европе. И они были правы! Даже президент Рузвельт, проводивший политику сотрудничества с Советским Союзом, ещё в 1943 году заявил: «США должны получить Берлин. Советы могут занимать территорию к востоку». Английский премьер-министр Черчилль был полностью солидарен с Рузвельтом и также предлагал, чтобы войска союзников вошли в немецкую столицу раньше РККА. Захват Берлина стал бы для союзников серьёзным идеологическим достижением.

Советское командование и правительство прекрасно осознавали текущую политическую ситуацию. Берлин нужно было брать как можно скорее. Начало решающего наступления назначили на 16 апреля.

Советские орудия под Берлином. Апрель 1945 годаК наступательной операции были привлечены огромные силы: 1-й Белорусский фронт маршала Г. К. Жукова, 2-й Белорусский фронт маршала К. К. Рокоссовского, 1-й Украинский фронт маршала И. С. Конева. Поддержку наступлению должны были оказывать корабли Краснознамённого Балтийского флота и Днепровской военной флотилии. В воздух готовы были подняться около 7500 самолётов.

Оборону против Красной армии держали немецкие группы армий «Висла» и «Центр». Воздушную поддержку оказывали самолёты 4-го и 6-го воздушных флотов, а также воздушного флота «Рейх». Численность гитлеровской группировки составляла около миллиона человек, 1500 танков и САУ, 3300 самолётов. Значительно уступая советским войскам, немцы имели козырь в виде мощной и глубоко эшелонированной оборонительной линии. Укреплённые районы на реках Одер и Нейсе имели глубину до 40 километров. Сам Берлин был превращён в настоящую крепость: опорные пункты обороны находились практически в каждом здании, улицы перегородили баррикадами, повсюду были минные поля и отдельные мины-ловушки. Стоит отметить, что типичная берлинская баррикада не была кучей хлама, наваленного поперёк дороги. Она представляла собой капитальное сооружение из брёвен и земли толщиной до четырёх метров. Баррикада могла быть обрушена специальными зарядами и полностью перекрыть проезд приближающимся танкам. В небо над городом смотрели стволы 600 зенитных орудий. Обороной Берлина до 24 апреля командовал генерал Рейман, а затем Гитлер заменил его генералом Вейдлингом.

Берлинская баррикадаУдар непосредственно по Берлину наносил 1-й Белорусский фронт. Его силы были сконцентрированы на плацдарме у города Кюстрин. Отсюда до немецкой столицы было всего 60–70 километров. Перед плацдармом находились Зееловские высоты, на которых немцы создали мощнейший узел сопротивления. Армиям Жукова предстояло взломать эту оборону, чтобы выполнить задачу, поставленную Верховным главнокомандующим.

1-й Украинский фронт должен был вести наступление южнее Берлина и не позднее двенадцатого дня операции выйти на рубеж реки Белиц — Виттенберг и далее по реке Эльбе до Дрездена. В плане также предусматривался вариант с поворотом сил фронта и ударом по Берлину с юга в случае необходимости.

2-му Белорусскому фронту предписывалось форсировать Одер, разгромить штеттинскую и отсечь от Берлина западно-померанскую группировки врага. Кроме того, фронт должен был прикрывать побережье Балтийского моря от Вислы до Альтдамма.

14 апреля войска Жукова провели разведку боем на кюстринском плацдарме. Им удалось потеснить 20-ю моторизованную дивизию. Отступление этой части привело Гитлера в такую ярость, что он приказал лишить наград всех её военнослужащих, пока они не вернут утраченную территорию. Но на это времени у немцев уже не было. До советского наступления оставалось всего два дня.

Командование фронтом приложило немало усилий для того, чтобы сохранить предстоящую атаку в секрете, однако из-за огромного количества войск, находящихся на плацдарме, эта задача не могла быть выполнена на сто процентов. Вдобавок 15 апреля гитлеровцы взяли советского пленного, рассказавшего на допросе, что наступление начнётся следующим утром. Понимая, что перед атакой пехоты и танков обязательно будет проведена артиллерийская подготовка, гитлеровские офицеры отвели большую часть сил на вторую линию траншей.

Советские штурмовики в небе над БерлиномРанним утром 16 апреля по немецким позициям ударили почти 9000 орудий и миномётов. Плотность огня на участке прорыва составляла около 270 стволов на километр фронта. В считанные минуты первая линия траншей была смешана с землёй. Артподготовка длилась почти полчаса. В это же время ночные бомбардировщики 4-й и 16-й воздушных армий нанесли бомбовые удары по расположению штабов, артиллерийских позиций и глубинным оборонительным рубежам гитлеровцем. Затем в сражение вступили стрелковые дивизии, а первой танковой частью, отправившейся в бой 16 апреля, стала 1-я гвардейская танковая армия М. Катукова. 

САУ СУ-122 в БерлинеДля дезориентации и ослепления гитлеровских солдат к Зееловским высотам были стянуты 134 зенитных прожектора. К сожалению, ожидаемого эффекта они не принесли — лучи света тонули в дыму и пыли разрывов. Многие командиры были вынуждены посылать связных с приказом выключить прожекторы на своём участке атаки, а затем включить их снова. Это создавало неразбериху. Тем не менее на протяжении первых полутора часов советские войска довольно уверенно продвигались вперёд. Но когда бойцы подошли ко второй линии обороны, сопротивление начало стремительно нарастать. По всему фронту наступления завязались ожесточённые бои. В первый день части Красной армии решающего успеха не достигли. Только 19 апреля удалось наконец-то прорвать немецкую оборону, взять Зееловские высоты и создать возможность дальнейшего развития наступления на Берлин. 20 апреля дальнобойная артиллерия 3-й ударной армии обстреляла немецкую столицу. На следующий день отдельные части 1-го Белорусского фронта уже вели бои на окраинах Берлина.

1-й Украинский фронт наступал более успешно. В первый день части фронта форсировали реку Нейсе и закрепились на её левом берегу. Глубина прорыва немецкой обороны составила около 13, а ширина ― около 26 километров. Через два дня Красной армии удалось вытеснить 4-ю немецкую танковую армию на третью линию обороны. Создалась угроза глубокого обхода берлинской группировки с юга. Немцы пытались переломить ход боёв, введя в ход резервы, но существенного успеха не достигли. Утром 18 апреля 3-я и 4-я гвардейские танковые армии с ходу форсировали реку Шпрее, захватив плацдармы севернее и южнее города Шпремберга. Воздушную поддержку наступления вела 9-я гвардейская истребительная дивизия, которой командовал знаменитый советский лётчик-ас А. Покрышкин.

2-й Белорусский фронт в это время готовился к форсированию реки Одер. 18–19 апреля оно было осуществлено, и фронту удалось отрезать от Берлина части 3-й танковой армии генерала Х. Мантойфеля.

Улица Берлина, разрушенная войной25 апреля советские войска замкнули кольцо окружения вокруг Берлина. Предстоял последний штурм. Группировка противника в городе насчитывала, по современным оценкам, около 120 тысяч человек, не считая бойцов народного ополчения ― фольксштурма. В столице находилось приблизительно 3000 орудий и 250 танков. Танки применялись не только как подвижное средство ведения боя. Многие машины были неисправны и устанавливались на важных участках обороны в качестве стационарных огневых точек. Город был разделён на девять секторов обороны. Плотность обороны нарастала по мере приближения к центру.

Несмотря на то что официальной датой начала штурма Берлина считается 25 апреля, тяжёлые бои шли в городе с того самого момента, как советские войска вошли в его пределы, то есть ещё с 21 апреля. Для ведения сражений в черте города Красной армией широко применялась тактика штурмовых отрядов. Штурмовой отряд представлял собой батальон или роту пехоты, усиленную танками, САУ, миномётами, сапёрами, а иногда и огнемётчиками. Эти группы медленно, дом за домом, прогрызали сопротивление врага. При необходимости отряд делился на более мелкие группы.

САУ СУ-76 ведёт бой на берлинской улице25-го апреля и в ночь на 26-е число советская авиация нанесла три массированных удара по военным объектам в черте Берлина. В налёте принимало участие около 2000 самолётов. Шесть советских армий квартал за кварталом отбирали город у отчаянно сопротивлявшихся гитлеровцев. В этот день среди наступавших частей особенно отличился 9-й стрелковый корпус 5-й ударной армии, который захватил 80 кварталов. Результаты других частей были гораздо скромнее.

К 27 апреля советские войска вели бои в районе Шпандау, на северной границе Тиргартена и Пренцлауерберга, 9-й стрелковый корпус достиг Трептова. На юге Берлина 8-я гвардейская армия и 1-я гвардейская танковая армия вышли к каналу Ландвер и наладили переправу. 3-я гвардейская танковая армия добивала 18-ю немецкую моторизованную дивизию в Грюневальде. Ситуация для немцев становилась всё более и более сложной. Им не хватало питьевой воды, от постоянного напряжения участились нервные срывы у солдат и ополченцев, количество раненых росло с каждым днём. Эсэсовцы, выполняя указания Гиммлера, безжалостно расстреливали не только дезертиров, но зачастую даже гражданских, оказавшихся в неудачном месте в неудачное время. Эти действия иногда встречали сопротивление со стороны вермахта: так, командир танковой дивизии «Мюнхеберг» генерал Муммерт приказал эсэсовцам немедленно покинуть его участок обороны. За неповиновение он пригрозил расстрелом на месте.

Генерал Кребс ожидает ответа на своё предложение о перемирииРуководящая верхушка Германии всё ещё распространяла слухи о возможном перемирии с союзниками. Но этому уже мало кто верил. 30 апреля советские войска начали штурм Рейхстага, и вечером первый из штурмовых флагов 150-й стрелковой дивизии расцвёл алым пламенем на одной из колонн крыльца здания. В ходе жестоких боёв за здание красные флаги появлялись на первых этажах, затем, уже после наступления темноты, двум группам советских бойцов удалось закрепить штурмовые флаги на крыше. Самое известное знамя подняли 1 мая в три часа ночи над куполом Рейхстага младший сержант Мелитон Кантария, сержант Михаил Егоров и лейтенант Алексей Берест. Это знамя оказалось единственным, которое осталось на своём месте после того, как гитлеровцы обстреляли Рейхстаг из орудий.

30 апреля в бункере на Вильгельмштрассе покончил с собой Адольф Гитлер. Тело одного из самых страшных диктаторов в истории завернули в ковёр и сожгли в саду рейхсканцелярии. Поздним вечером того же дня на переговоры с советскими войсками прибыл начальник штаба сухопутных войск генерал Кребс. Он попросил перемирия. Был сделан запрос в Москву, и Сталин подтвердил: капитуляция должна быть безоговорочной. Немцы это условие отклонили, и в 18:00 1 мая штурм Берлина возобновился. В течение ночи берлинский гарнизон был расчленён на несколько мелких очагов сопротивления.

2 мая генерал Вейдлинг отдал приказ о капитуляции 56-го танкового корпуса, которым он командовал. Затем он подписал приказ остальному гарнизону прекратить огонь и сложить оружие. Приказ не сразу достиг немецких частей, и бои продолжались до середины дня 2 мая. К вечеру в плен сдались более 100 тысяч человек. Берлин был взят.

До конца Великой Отечественной войны оставалось 7 дней. 

Обсудить материал можно здесь

Закрыть