БТ-СВ

В 1929–1930 годах Советский Союз закупил в США несколько экземпляров экспериментального колёсно-гусеничного танка конструкции инженера Уолтера Кристи. Когда образцы прибыли в СССР и прошли испытания, было принято решение организовать серийное производство подобной машины для РККА. Однако копировать танк Кристи в чистом виде не имело смысла, так как он показал себя достаточно капризным и ненадёжным. Пришлось поработать уже советским конструкторам, и в результате Красная армия получила БТ-2 — первую машину отечественного семейства быстроходных танков.

В 1933 году был запущен в производство более совершенный вариант быстроходного танка — БТ-5, а наиболее «продвинутым» в этой серии стал БТ-7, серийно выпускавшийся с 1935 года. К 1937 году этот танк получил новую башню конической формы, новые гусеницы с мелкими звеньями, а также улучшенную трансмиссию и ходовую часть. Для своего времени БТ-7 был довольно удачной машиной, а его способность развивать скорость на колёсном ходу до 72 км/ч вызывает уважение даже в наши дни. Вопросы у Автобронетанкового управления РККА возникали по поводу защищённости танка: лобовая броня в 22 мм вызывала сомнения, особенно в свете появления данных о французских боевых машинах с бронёй толщиной до 45 мм.

Н. Ф. ЦыгановВ 1937 году группа инженеров Мариупольского завода № 48 под руководством Николая Фёдоровича Цыганова приступила к проектированию на базе БТ-7 нового танка с улучшенной бронезащитой.

Есть версия, что образцом для Цыганова и его команды послужил французский танк FCM 36. Броневые листы этой машины устанавливались под наклоном, чтобы увеличить вероятность рикошета. Из-за этого корпус выглядел довольно непривычно для того времени. В пользу этой версии говорит письмо конструктора С. Гинзбурга начальнику Автобронетанкового управления РККА Г. Бокису, в котором FCM 36 упоминается прямым текстом. С другой стороны, вполне возможно, что Гинзбург, говоря об этом танке, приводил пример того, как делать не надо. Он отмечал, что корпус FCM 36 очень сложен в производстве, не позволяет рационально скомпоновать внутренние узлы танка, а также затрудняет доступ к гусеницам для проведения ремонта.

FCM 36Проект, над которым работали инженеры КБ завода № 48, получил обозначение БТ-СВ (быстроходный танк «Сталин-Ворошилов»). Корпус нового танка собирался из броневых листов, расположенных под большим наклоном (55° у верхних бортовых, 53° у верхних лобовых, 58° у нижних лобовых). Конструкторы создали два варианта корпуса, различавшихся способами соединения деталей и толщиной брони в зависимости от того, будет ли применяться гомогенная либо цементированная разновидность броневой стали. За форму корпуса танк прозвали «черепахой». И действительно, он очень напоминал это пресмыкающееся. Из-за угловатой формы танка пришлось менять расположение топливных баков. Их разместили в бортовых полостях корпуса. Кормовой бак вообще пришлось убрать, потому что под сильно наклонённым кормовым листом удалось вместить только двигатель.

БТ-СВ на испытаниях пробегомЕсли посмотреть на БТ-7 сверху, то можно увидеть, что корпус этого танка сужается в носовой части. БТ-СВ такого сужения не имел, его форма была прямоугольной. Из-за этого передние опорные катки стали поворачиваться всего на 12°, что существенно снизило поворачиваемость машины на колёсном ходу по сравнению с БТ-7. В целом же конструкция ходовой части не претерпела больших изменений относительно «семёрки». Работа по замене гусениц на «черепахе» была, пожалуй, даже более проблемным делом, чем на французском FCM 36, потому что кромка нижних бронелистов корпуса БТ-СВ наполовину закрывала катки.

В конце 1937 года был построен образец танка для проведения ходовых испытаний. Его изготовили из обычной стали толщиной 10–12 мм, что было значительно меньше, чем проектные 40 мм гомогенной брони или 20–25 мм цементированной. На полигоне машина прошла около 2000 километров.

БТ-СВ-2После испытаний, состоявшихся в начале 1938 года, в конструкцию БТ-СВ внесли ряд доработок. Схема и принцип бронирования были признаны верными, но обводы корпуса в нижней части пришлось подправить. Кроме того, поменяли компоновку моторного отсека, добавили дополнительные приборы наблюдения и установили в башне командирский перископ ПТК. Обновлённый вариант танка получил обозначение БТ-СВ-2.

Испытания также заставили задуматься над проблемой, с которой практически гарантированно предстояло столкнуться при постройке танка с полноценным бронированием. Масса боевой машины с «нормальной» бронёй должна была равняться 24–25 тоннам, то есть быть почти вдвое больше, чем у БТ-7. Ходовая часть едва ли смогла бы справиться с такими нагрузками. Чтобы оценить влияние массы на ходовую часть, планировалось построить образец БТ-СВ-2 с проектным бронированием, однако эту идею так и не осуществили.

В начале 1938 года Н. Ф. Цыганов был арестован, и работы над танком прекратили.

Обсудить материал можно здесь.

Закрыть