StuG III

StuG III

Вместе с миллионами человеческих жертв в горниле Первой мировой войны сгорела и старая военная тактика. В жесточайшем противостоянии начала ХХ века лучшие инженерные умы придумывали новое оружие, для применения которого были нужны и новые методы ведения войны. Одним из вопросов, требовавших глубокой проработки, стало взаимодействие пехоты и артиллерии.

Пехота в наступлении несёт огромные потери. Орудийный огонь помогает ей сокрушить вражескую оборону. Но стационарные орудия не могут обеспечить полноценной поддержки: они недостаточно мобильны для этого. В Первую мировую появилась самоходная артиллерия — орудия, установленные на шасси тракторов, в кузовах грузовиков, даже на гусеничных шасси, приводимых в движение электроприводами. Подвижность последней разновидности самоходного орудия была весьма сомнительной, но для условий позиционной войны её было вполне достаточно.

В 1935 году Эрих фон Манштейн направил начальнику Генерального штаба генералу Беку памятную записку, в которой обосновывал необходимость создания самоходных орудий, достаточно хорошо защищённых бронёй и способных быстро ликвидировать вражеские огневые точки. По замыслу, при необходимости такое орудие могло также выводить из строя вражеские танки. Орудие должно было применяться во взаимодействии с пехотой, не идти на прорыв самостоятельно и действовать не крупными подразделениями, а взводами. Этой запиской будущий великий немецкий военачальник Второй мировой войны положил начало новому виду механизированных войск — штурмовой артиллерии.

Идея была воспринята неоднозначно. Противники замысла Манштейна (в число которых входил и Гейнц Гудериан) считали, что с поддержкой пехоты прекрасно справятся и танки. Например, танк Pz IV изначально вооружался именно противопехотной пушкой. И, в отличие от самоходного орудия, танк имел вращающуюся башню, позволявшую вести огонь в любом направлении. Тем не менее, взвесив все «за» и «против», германское верховное командование всё-таки приняло решение о разработке подвижных бронированных машин поддержки пехоты. Разработка собственно машины была поручена фирме «Даймлер-Бенц», а фирма «Крупп» должна была создать для нее орудие 75 мм и станок под него.

В июне 1937 года первые пять экспериментальных машин покинули конвейеры заводов. В качестве базы для их создания использовали модифицированное шасси танка PzKpfv III. Короткоствольное 75-миллиметровое орудие установили в низкопрофильную, полностью закрытую бронированную рубку. Пулемётного вооружения на первой модификации не предусматривалось. Машина получила достаточно низкий силуэт и неплохое бронирование, но не очень мощный двигатель, из-за чего могла развивать скорость не более 25 км/ч. Впрочем, по тем временам этого было вполне достаточно.

Первые машины не были предназначены для боевого использования, так как их корпуса и рубки изготавливались не из броневой стали. После обширных и всесторонних испытаний на полигоне в Куммерсдорфе эти самоходки были переданы в артиллерийскую школу, где использовались вплоть до 1941 года.

В 1940 году, после внесения всех необходимых изменений в конструкцию, заводы «Даймлер-Бенц» выпустили первую партию новых машин. Боевые образцы получили другой двигатель, лобовую броню толщиной 50 мм и усовершенствованную ходовую часть. Новая техника получила название «7.5 cm Sturmgeschutz III Ausf А», или сокращенно – StuG III. Прошло чуть больше месяца, и первые батареи этих орудий уже сражались во Франции. По итогам кампании штурмовые орудия получили самые высокие оценки командования и положительные отзывы со стороны экипажей.

Убедившись в эффективности «штугов», командование вермахта отдало приказ перенести производство с перегруженных заводов «Даймлер-Бенца» на предприятие «Алкетт», где интенсивность выпуска довели до 30 машин в день. До конца 1940 года было выпущено 184 установки, а в 1941 году войска получили 548 единиц этой чрезвычайно нужной техники.

Штурмовым установкам StuG-III было суждено стать самым массовым образцом германских штурмовых орудий во Второй мировой войне. Всего было произведено около 10,5 тысячи экземпляров. Помимо боевой эффективности, «штуги» отличались ещё и значительно меньшей стоимостью по сравнению с танками, причем даже не с Pz IV, бывшим на тот момент лучшей бронированной машиной вермахта, а с уступавшим ему Pz III. Стоимость танка приближалась к 105 тысячам марок, а «штуга» — всего лишь 82,5.

В 1942 году StuG-III получает на вооружение новую длинноствольную пушку 75 мм. Её установка превращала штурмовое орудие в чрезвычайно эффективную машину для борьбы с вражескими танками. По существу, «штуг» стал основным противотанковым оружием немецкой армии, уступив роль орудия поддержки пехоты штурмовой гаубице StuH 42, разработанной на той же базе.

Как и все немецкие танки, выпускавшиеся на протяжении длительного времени, «штуг» претерпел немало модификаций и усовершенствований в целях повышения боевой эффективности и удешевления конструкции. Всего выпускалось восемь модификаций самоходного орудия StuG III.

По мере того как немцам противостояла всё более совершенная техника, на самоходку ставили и более эффективные орудия. Короткоствольная 75-мм пушка, например, была малоэффективна против советских танков Т-34, не говоря уже о КВ-1 и КВ-2. Именно поэтому, кстати, и произошло упомянутое ранее перевооружение «штугов» на длинноствольные орудия. Впоследствии потребовалась установка ещё более мощной пушки.

Кроме артиллерийского вооружения пришлось устанавливать и пулемётное. Не всегда противниками «штугов» были танки, и не каждый раз получалось обеспечить эффективное пехотное прикрытие для сражающейся техники. А для подобравшейся вплотную пехоты самоходка была чрезвычайно уязвима. Начиная с модификации «Е», на крыше боевой рубки появился пулемёт, прикрытый броневым щитком. Он имел ограниченный сектор ведения стрельбы, но это было уже лучше, чем ничего. А в следующей модели на StuG III поставили дистанционно управляемый пулемёт кругового вращения, тем самым сохранив жизнь многим немецким танкистам.

Из усовершенствований, которые были необходимы для «штуга», но имели побочные эффекты, следует отметить усиление бронирования. Стремясь сделать машину как можно менее уязвимой для вражеского огня, конструкторы наращивали толщину броневых плит и оснащали самоходки навесными противокумулятивными экранами. Это делало орудие тяжелее, снижая проходимость и уменьшая его маневренность и скорость.

В боевой биографии самоходного орудия StuG III есть немало славных страниц. Например, под Сталинградом машина под командованием вахмистра Курта Пфрендтнера за 20 минут уничтожила 9 советских танков. А в боях за Демянск экипаж Хорста Наумана подбил за три дня 12 машин. Самым же известным немецким асом, воевавшим на «штуге», был Вальтер Книп. С июля 1943 по январь 1944 года его подразделение уничтожило 129 советских танков. Также на «штуге» воевали известные финские асы Берье Бротел и Эркки Халонен.

Даже после окончания Второй мировой войны StuG III продолжал состоять на вооружении ряда государств: Румынии, Испании, Египта и Сирии. Что лишний раз доказывает эффективность и качество этой замечательной боевой машины.

Обсудить материал вы можете здесь.

Рендеры данной машины во всех разрешениях находятся здесь.

Т-26 StuG III T1 Cunningham
Закрыть