КВ-1

В середине 30-х годов ХХ века противотанковая артиллерия получила широкое распространение в войсках. На то были две основные причины. Во-первых, трёхдюймовые дивизионные орудия не обеспечивали достаточной эффективности в борьбе с такой мобильной целью, как танк. Во-вторых, не лучшим образом проявили себя бронебойные пули и противотанковые ружья, состоявшие на вооружении пехоты. Пробив броню, пуля настолько теряла энергию, что зачастую уже не могла повредить внутреннюю структуру танка. А вот лёгкие и очень скорострельные орудия калибром 20, 37 или 47 мм без особых проблем превращали легко бронированные танки того времени в груду дымящегося металлолома. Это вполне наглядно продемонстрировала, например, Гражданская война в Испании 1936–1939 годов.

Проанализировав ход боевых действий, НКО СССР инициировал осенью 1938 года создание тяжёлого танка с противоснарядной бронёй толщиной не менее 60 мм. Для сравнения: у единственного на тот момент советского тяжёлого танка, пятибашенного исполина Т-35, толщина брони составляла всего 30 мм.

Танк СМКВ то время военные ещё были убеждены, что тяжёлый танк должен быть вооружён как минимум двумя пушками: одной — для борьбы с вражеской пехотой, а второй — против танков. Поэтому изначально новый танк собирались строить также с несколькими башнями. Поначалу с пятью, как у Т-35, затем с тремя. И, наконец, остановились на конструкции с двумя башнями. Под эту концепцию начались разработки сразу двух тяжёлых танков. Оба проекта разрабатывались на Кировском заводе в Ленинграде двумя конструкторскими бюро. КБ под руководством С. А. Гинзбурга проектировало танк Т-100, а СКБ-2, которым руководил Ж. Я. Котин, разрабатывало машину под названием СМК («Сергей Миронович Киров»).

Танк Т-100В то время концепция многобашенных танков всё чаще подвергалась критике. Машины такого типа были слишком сложными и ненадёжными. Кроме того, командиру такого танка было очень сложно руководить боевыми отделениями. Он просто не успевал следить за обстановкой, в результате чего расчёты башен вынуждены были сами определять себе цели и вести по ним огонь. Назвать такое положение дел рациональным было весьма затруднительно.

Для разрешения всех этих противоречий лучше всего было, наряду с двухбашенными СМК и Т-100, сконструировать ещё один тяжёлый танк — с одной орудийной башней. Проект был поручен СКБ‑2 Кировского завода, куда на практику пришла группа студентов-пятикурсников Военной академии механизации и моторизации. Под руководством инженеров Л. Е. Сычева и А. С. Ермолаева они разработали проект однобашенного танка, получившего название КВ («Климент Ворошилов»). На завершающем этапе конструирования работами над КВ руководил Н. Л. Духов.

Глава СКБ-2 Жозеф КотинЗа основу для проекта КВ был взят танк СМК. Его ходовую часть укоротили на два опорных катка, а обе пушки (76-мм и 45-мм) установили в одной поворачивающейся башне. Экипаж сократился до 5 человек. За счет меньших размеров и одной башни удалось существенно выиграть в массе, так что получилось довести толщину лобовых броневых листов на башне и корпуса до рекордных 75 мм. В качестве двигателя использовали дизельный В-2К мощностью 500 л.с.

В декабре 1938 года на заседании проектной комиссии, утверждая окончательный вариант танка СМК, Жозеф Котин совместно с директором завода имени Кирова И. М. Зальцманом предложил параллельно со своим двухбашенным «детищем» построить ещё и один опытный образец КВ. В феврале 1939 года разрешение было получено.

До августа шли доработки проекта и постройка экземпляра-прототипа. 1 сентября танк КВ совершил первый пробег по заводскому испытательному полигону. После того как устранили выявленные дефекты, танк отправили в Москву для демонстрации на правительственном показе и обкатки на бронетанковом полигоне в Кубинке. Дальнейшие испытания показали, что КВ не уступает своему конкуренту СМК в скорости, а по части проходимости даже несколько его превосходит. Кроме того, плюсами КВ стали экипаж всего из пяти человек (у СМК — семь человек) и меньшие габаритные размеры, благодаря которым танк мог эффективнее использовать складки местности и маскироваться. С другой стороны, полигонные испытания выявили около двух десятков дефектов в работе силовой установки и трансмиссии. В общем, двигатель В-2 был ещё достаточно «сырым», так что проблем с ним хватало.

Танк отправился на доработку. Но тут началась советско-финская война, и Красная армия крепко споткнулась о долговременные бетонные укрепления линии Маннергейма. Танков, которые можно было бы использовать для штурма, у Советского Союза не было. Единственной машиной, которая могла считаться штурмовой, был танк Т-28, имевший броню толщиной всего 30 мм и легко пробиваемый финской противотанковой артиллерией. Тогда опытные экземпляры КВ и СМК сняли с завода и отправили в Финляндию — проходить проверку боем.

В Финляндии, ещё до выхода в первый бой, было изменено вооружение КВ. С танка сняли 45-мм орудие и заменили его пулемётом ДТ. 18 декабря состоялось боевое крещение «Климента Ворошилова», в ходе которого танк наглядно продемонстрировал преимущества противоснарядного бронирования. Выдержав около 10 попаданий из 37-мм противотанковых пушек, КВ не получил ни одной сквозной пробоины. Правда, один из финских снарядов угодил прямо в ствол орудия, так что его пришлось заменить.

СМК «выступил» гораздо скромнее. По большому счёту, никак нельзя поставить в вину конструкторам или танкистам то, что машина подорвалась на замаскированном фугасе, лишившись подвижности. Но как бы то ни было, КВ оказался в фаворе и 19 декабря был официально принят на вооружение постановлением Народного комиссариата обороны СССР. Кировскому заводу предписывалось устранить конструктивные недостатки машины и с января 1940 года начать серийное производство КВ.

Применение КВ в финской войне показало, что мощности 76-мм орудия не хватало для того, чтобы бороться с бетонными укреплениями. Поэтому поступил приказ проработать возможность установки на КВ 152-мм гаубицы. Замысел был воплощён, эта модификация танка получила индекс КВ-2. О ней мы подготовили отдельный материал исторического раздела. А КВ с 76‑мм пушкой с тех пор называли КВ-1.

Сборочный цех КВ-1В 1940 году Кировский завод должен был выпустить 50 танков КВ-1. Даже с поправкой на то, что требовалось ещё провести очень серьёзные работы по устранению «детских болезней» машины, эта задача была вполне реальной. Но потом заказ увеличили до 230 танков обеих модификаций, и выполнить его уже было весьма проблематично. Руководство завода пыталось объяснить, почему это невозможно, но сверху сильно давили, и тогда директор Зальцман не нашёл ничего лучше, чем доложить, что работы идут по графику и всё будет выполнено, как того требует Родина. Обман вскрылся, было назначено расследование, но так как работы всё-таки велись, а объём проблем действительно был велик, руководство завода получило только дисциплинарные взыскания.

Работы по устранению недочётов в конструкции трансмиссии, воздушных фильтров, обеспечению нормальной работы танковой башни, а также борьба с недостаточно прочными гусеницами и опорными катками продолжались в течение всего 1940 года. Только за июль в рабочие чертежи было внесено около 350 изменений.

Строить серийные КВ должны были два завода: Ленинградский имени Кирова и Челябинский тракторный. После начала Великой Отечественной войны производство КВ сосредоточилось именно на Урале. Тем более что Кировский завод также был эвакуирован в Челябинск в июле 1941 года.

КВ-1 образца 1939 годаК началу Великой Отечественной войны в Красной армии было около 630 танков КВ обеих модификаций. Надо сразу отметить, что, несмотря на все усилия, их надёжность по-прежнему оставляла желать лучшего. А промышленность раз за разом проваливала все заказы по обеспечению танковых подразделений запчастями. Таким образом, немалая часть КВ не могла принять участие в боевых действиях, так как находилась в ремонте.

Однако так или иначе танки КВ (как и Т-34) стали очень неприятным сюрпризом для немцев. Их даже прозвали «призраками» за кажущуюся неуязвимость. Однако следует помнить, что на самом деле, хоть КВ и был весьма грозным противником, эффективно противостоять ему немцы научились достаточно быстро.

КВ был сильным танком, это трудно отрицать. Однако в той же мере он был и проблемным. Во‑первых, к началу войны надёжность машины в эксплуатации всё ещё оставалась низкой. Во-вторых, военных не устраивала плохая подвижность танка, особенно в сравнении с более лёгким Т-34. КВ с самого начала рассматривался именно как временный танк, его предполагалось в ближайшие годы заменить более совершенной машиной. Однако из-за начавшейся войны танк всё-таки выпускали именно потому, что его производство уже было налажено. С появлением у немцев «Тигров» и «Пантер» танк КВ первых модификаций окончательно утратил эффективность. В 1943 году была разработана модификация КВ-85, которая могла бороться с новыми немецкими танками. Тем не менее большого распространения эта машина не получила, так как уже был разработан и начал внедряться в войска значительно более совершенный тяжёлый танк ИС.

Обсудить материал вы можете здесь.

Скачать рендеры данного танка во всех разрешениях можно здесь.

Jagdtiger КВ-1 КВ-2
Закрыть