Боевой пропуск. Истории

Танкисты!

Стартовал новый сезон Боевого пропуска, а вместе с ним очередное противостояние двух танковых асов. В этом сезоне за звание лучшего соревнуются Деймон Килмор и Ангела Милотова — опытные бойцы, каждый со своей историей и судьбой. В этой серии материалов вы сможете узнать об истории их взаимоотношений.

Новые эпизоды выходят периодически на протяжении второго сезона Боевого пропуска.

Список эпизодов

Эпизод 1. Долгая дорога домой

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3
  • Часть 4

Милотова, Барсук и взвод Килмора окружили догорающую ПТ-САУ. Если бы не крепкая башня «Паттона», для Ангелы этот бой оказался бы последним.

— Операция закончена, возвращаемся домой. Милотова, с тобой будет отдельная беседа.

— Простите, лейтенант Килмор, но о чём беседа?

— О чём?! Ты понимаешь, что это нарушение устава? Одна выбралась на территорию без наличия разведданных?

— Но я хотела предупредить о возможной засаде…

— Без получения приказа? По приезде первым делом иду к твоему взводному!

— Нет больше взводного.

Обратная дорога после очередной успешной операции — это всегда не прекращающиеся шутки, взаимные дружеские подколы и горячие обсуждения прошедшего боя. В этот раз в радиоэфире стояла гробовая тишина.

Служба на фронте превращает абсолютно незнакомых людей в настоящих братьев по оружию. Потеря хотя бы одного танка — уже огромная утрата. Сегодня они потеряли без одного экипажа целый взвод.

Всем было ясно, что Килмор, хоть и не знал о произошедшем, откровенно перегнул палку с очередным порицанием Милотовой. Демон сам прекрасно это понимал. Как и понимал, что именно ему сейчас нужно поддержать Ангелу, подобрать правильные слова. Никогда не отличавшийся красноречием, он попытался, как умел:

— Рассказывай, что случилось.

— Мы вышли в 12:00. Через полчаса после вас, как и планировалось на брифинге. Проводили разведку на прилегающей территории, — Милотова всегда славилась несгибаемостью и стойкостью характера. Но то, как ей сейчас, после потери всего своего взвода, удавалось настолько чеканно выдавать отчёт об операции, удивило даже Килмора. — Внезапно плотный прицельный огонь из лесного массива. Думаю, нас ждали и вели долго, пока мы не подъехали достаточно близко. Головной танк забрали первым, стреляли наверняка. Дальше мы врассыпную, пока не заняли укрытия. Остались втроём против четверых. Пошёл позиционный бой, долго бодались. Из взвода осталась только я.

— Почему сразу не поехала на базу?

— Хотела предупредить о возможной засаде. Пыталась вызвать по радио, но установку повредили в бою. Радиус связи снизился. Как только стал проскакивать сигнал — в прицеле уже появился «Бэджер». Барсук, ещё и тебя терять я не собиралась.

— Ангела, я перед тобой в долгу!

— Отставить!

Барсук не состоял с Килмором в одном взводе, но умолк до самой базы. Авторитет позволял Демону командовать кем угодно в этой части.

— Запомни, Милотова. Если бы не эта стальная башка, собирали бы сейчас твоего «чеха» по кусочкам. Хотела спасти от засады? Сама же в неё и попала. Это называется не «всё под контролем», а банальная халатность новичка. Бой не закончен, пока не добит последний враг. Продолжим разговор на разборе полётов.

Эпизод 2. Разбор полётов

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3
  • Часть 4

Комроты сидел в своём кресле и смотрел то на скрывавшую свои эмоции Ангелу, то на Килмора, который себя не сдерживал.

— Она могла попасть под наши снаряды! Этой неопытной девчонке нечего делать на передовой, пусть лучше продолжает парней на ноги поднимать! — Килмор, разъярённый поведением этой «выскочки, ничего не понимающей в боях», в очередной раз попытался убедить комроты отстранить Ангелу от боевых операций.

— Это я неопытная? При всём уважении, лейтенант Килмор, но я уже давно командую собственным танком, хотя начинала мехводом. Когда вы уже поймёте, что я могу быть полезной не меньше, чем ваши ребята?

Килмор изменился в лице.

Взвод Демона был элитой. Пробиться туда мечтал каждый танкист по эту сторону фронта, но никто никогда не смел ставить себя в один ряд с этой компанией.

— Кто ты такая, чтобы сравнивать себя с моим взводом?! Ты видела, что творят эти парни? Сколько вылазок — и ни одной царапины! Ты врываешься в самую гущу боя — и тут же приходится тебя спасать. Ты не годишься для этой работы, Милотова.

— Я пошла на это, чтобы спасти товарища! А вы каждый бой проводите как последний. Постоянно рискуете, причём не только собой, но и всем своим взводом...

— Это другое! — Килмор ещё на взлёте сбил эмоциональную тираду Милотовой и тут же поймал её вопрошающий взгляд. Ангела была уверена, что сейчас лейтенант поделится чем-то очень важным, но тот не собирался вдаваться в подробности.

— Что ж, если вы закончили, — давший бойцам выговориться комроты наконец взял слово. Или понял, что с него хватит ругани, или же хотел избежать лишних вопросов от Ангелы. — Сержант Милотова, вам категорически не следовало принимать подобные меры в этой ситуации. Однако благодаря вашим усилиям был спасён весь экипаж Барсука и сама машина. Поэтому благодарю вас за своевременно оказанную помощь.

— Лейтенант Килмор, прошу вас учитывать сложившуюся ситуацию с потерей союзного взвода почти в полном составе и не оказывать давление на боевого товарища. Милотова, все отряды укомплектованы, так что посмотрим, что с вами делать дальше.

Килмор не унимался:

— Да она же в следующий раз может так и не добраться обратно на базу!

— Отставить пререкания. Беседа окончена, оба свободны.

Милотова поспешила покинуть кабинет комроты первой, но успела обронить в закрывающуюся дверь:

— Поймите, наконец, что я уже давно не медик.

Эпизод 3. Рождение шторма

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3

В своё время отец Ангелы был талантливым мехводом и после смерти её матери постоянно брал дочь с собой в ангар. Он не собирался обучать её танковому мастерству, но детская любознательность и желание подражать отцу сделали своё дело.

Девочка стала разбираться в танках и даже научилась азам управления, но в конечном счёте, много раз услышав «не женское это дело», пошла по стопам матери и поступила в медицинский университет. После учёбы Ангела всё же вернулась в часть к отцу и, хоть мысли об управлении настоящим танком никуда не делись, начала службу полковым парамедиком в составе бригады бронированной медицинской машины.

Милотова с самого детства знала, что её призвание — спасать жизни. По долгу службы ей постоянно приходилось выручать, а порой и вытаскивать с того света ребят, которым не повезло в бою. И Ангела с радостью отдавала всю себя любимому делу. Настолько, что со временем желание пересесть в настоящий танк полностью её оставило.

Пока однажды к ней не попал тяжелораненый танкист. Его уже было не спасти, и он то и дело бормотал в своём бреду: «Нам бы ещё хоть один танк…» И тут как по щелчку вернулись старые мысли. Вдруг этим «ещё одним танком» могла быть она? Что, если лучше не пытаться спасти раненого, а предотвратить ранение прямо на поле боя?

Во время очередной операции Милотова вытаскивала экипаж из союзного танка — как вдруг её БММ накрыло артиллерийским огнём. Другая растерялась бы. Но только не она. Ангела моментально сориентировалась в ситуации и, используя ещё не забытые навыки, вывезла раненых прямо на подбитой машине.

Это был настоящий подвиг, за который Ангела была удостоена награды за отвагу в бою. Но это же стало и переломным моментом в её жизни. Потеря команды оставила её на перепутье, и она окончательно решила повторить путь отца. Пользуясь его авторитетом, Ангела смогла пройти подготовку к службе мехводом. Она не знала, сколько это займёт времени, но точно знала, в чей взвод хочет попасть.

Эпизод 4. Адские гончие

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3

Реабилитация была долгой. Тот бой не пощадил никого, кроме Килмора и Рамиреса — им повезло больше остальных. И если Хуан Пабло оправился довольно быстро, Деймон застрял в этом состоянии надолго. Его мучил один и тот же кошмар, повторявшийся из раза в раз. Он постоянно думал о том бое. Бое, в котором он должен был погибнуть, но выжил.  

Мысли об увольнении посещают все чаще, но Килмор не может подвести свою часть. Он решает, что нужно вернуться в бой: только там он сможет заглушить эту боль и чувство вины. 

По несчастному совпадению буквально через несколько дней Рамирес, уже отошедший от травмы, получает письмо из дома. Умерла его любимая бабушка — последний человек, который связывал его с обычной жизнью. 

 — Я не знаю, что теперь делать. Всё, больше у меня никого на гражданке не осталось.   

 — Возьми увольнительную, тебе нужно отдохнуть. 

 — И что дальше? Жить серой жизнью, пить болеутоляющие и умереть от скуки? Нет, командир, это не мое. Единственное, что я умею, — это воевать. Поэтому буду воевать до конца. Мое место — на передовой.   

Это наталкивает Килмора на мысль, которая решает и его проблему, и проблему Рамиреса. Деймон формирует малый взвод из всего двух танков: «Пайплайна» и «Шеридана».  

Среди его танкистов — настоящие воины, бьющиеся так, будто каждый бой последний. Им не важно, какой перед ними противник. Самое главное — забрать как можно больше вражеских танков.  

Взвод получает вполне нейтральное название — «Кавалерия Килмора». Но проходит время, и их начинают называть не иначе как «Адские гончие» за полное бесстрашие и способность выполнять самые сложные и безрассудные боевые задачи.  

Эпизод 5. Разговор по душам

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3

Сложно было найти более закрытого человека, чем Килмор. Немногословный, резкий в общении абсолютно со всеми — Деймона на всякий случай сторонилось даже командование. Несмотря на это, лейтенант мог открываться и доверять людям. Но далеко не всем. 

Вернее, таких людей был ровно один Рамирес: ближайший соратник, правая рука, настоящий брат по оружию. Только с ним Деймон мог позволить себе разоткровенничаться. В одной из бесед Рамиресу удается невозможное — вывести Килмора на разговор о «несносной девчонке» Милотовой. 

— Слушай, ну толковая же. Тактически подкована, не теряется в сложных ситуациях. Подарок, а не совзводный. 

— Ты же знаешь, как я отбираю ребят в нашу бригаду. Нашу общую с тобой, не забывай. 

— Не забываю. Потому и хочу спросить, раз имею право голоса.  

— Хм… Ну, попытка не пытка, попробуй. 

— Не готов сделать исключение? 

Килмор с ухмылкой закачал головой:   

— О нет. Спасибо, дорогой мой друг Рамирес, но второго такого случая я могу не вынести. Тут дело не только в «особых критериях». Понима…  

Тут Килмор обрывается на полуслове. Рамирес видит, насколько некомфортно становится  его взводному. Но Деймон собирается и продолжает.   

— По характеру она прямо как мой сын. Я себе не прощу, если закончит так же.  

Рамирес ожидал чего угодно, но не такого откровенного признания.  

— Понимаю, Пайп. С другой стороны, может быть, когда-нибудь она спасет и нас с тобой, как Барсука тогда… 

Килмор задумался буквально на пару секунд — и вдруг резко собрался после минутной слабости:  

 Посмотрим. Ладно, пора на брифинг. Вставай, толстяк.

Эпизод 6. Грозовой фронт

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3

С момента потери взвода Милотова и ее бригада никак не может найти себе применение: все взводы укомплектованы. Единственный, кто мог бы взять «Шторм» под свое крыло — Килмор, но тот принципиально не берет ее к себе. Ангела не оставляет попыток выяснить, почему такое отношение именно к ней, и просит секретаря при комроты отыскать личное дело «Демона».

Секретарь поначалу отказывается рыться в личных делах, но его самого гложет любопытство: Килмор — лучший танковый командир, «Адские гончие» стали живой легендой, но никто не знает, что было до взвода. Почему он отказывает многим отличным танкистам, особенно Ангеле?

Секретарь узнает, что личное дело Килмора засекречено. С подобным он столкнулся впервые.

Тем временем, чтобы Милотова не сидела без дела, комроты принимает решение сформировать новый взвод и назначить Милотову командиром. Но при одном условии: в ее подчинении — два экипажа новобранцев, которых нужно обучить. Это означает полное отсутствие боевых заданий.

Милотова не была в восторге от такого решения, ведь это не давало ей выполнять свое обещание — спасать жизни. С другой стороны, лучше так, чем сидеть без дела. К тому же, у нее появился свой взвод, а значит, она могла сама подготовить пацанов к «взрослой жизни».

Наконец Ангела перестала писать рапорты с прошением перевести ее к «Гончим». Килмор возмутился: комроты мало того, что не отстранил Милотову от службы, так еще и выдал ей целый взвод! Но позже успокоился и даже остался доволен таким решением.

Девчонка теперь не путается у него под ногами во время выполнения боевых задач. Кроме того, она в относительной безопасности со своими «яслями».

Эпизод 7. Скелеты в шкафу

  • Часть 1
  • Часть 2

Милотова томится в части: на задания отправляют гораздо реже, чем раньше. Она решает узнать больше о Килморе: есть же причина, по которой он не берет ее к себе во взвод? Но все попытки оканчиваются провалом: дело «Демона» засекречено.

Ангела начинает расспрашивать всех в части о прошлом Килмора. Кто-то не знает, потому что перевелся в часть уже после появления «Адских гончих», кто-то просто не хочет об этом говорить.

Барсук оказался единственным, кто смогу рассказать хоть что-то. Когда он только пришел в часть, все еще ходили слухи о «том бое».

По слухам, за день до вылазки место мехвода в одном из танков сел молодой талантливый мехвод, Майки Брэнсон. Килмор был сам не свой, не спал всю ночь перед боем, пытаясь просчитать все возможные варианты развития операции. В итоге все пошло не по плану из-за ошибочных разведданных, и домой вернулись только Килмор и Рамирес.

— Что за Майки? Из того, что я слышал — какой-то родственник Килмора. Но не знаю, фамилия другая, внешне, говорят, похож не был. Милотова, зачем тебе это все? Нам, простым смертным, дорога к «Демону» во взвод закрыта, просто смирись с этим.

Эпизод 8. Обеденный инструктаж

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3

«Грозовой фронт», который поначалу снисходительно называли «Грозовой штиль», наконец начинает оправдывать свое название. Молодые танкисты Милотовой с каждым боем набираются опыта, и комроты это замечает, отправляя взвод на все более сложные задачи.

Килмор понимает, что рано или поздно Ангеле достанется по-настоящему сложная боевая миссия. Это попросту неизбежно. В один прекрасный момент Деймон подсаживается к Ангеле в столовой.

— Как прошел последний бой?

От удивления Милотова замерла: человек, который не проронил в ее сторону ни одного нормального слова, вдруг сам пошел на диалог.

Повисает короткая пауза.

— Да неплохо, справились без потерь.

— У твоего «Шторма» две ссадины на башне. Опять «Гриль»?

— Постойте, вас же там не было?

— Мне и не нужно. Никто другой из местных таких следов не оставит, повезло с углом атаки снаряда. Танковала башней?

— Его надо было выманить, пока парни обходили с фланга…

— Ангела, это уже не учебные разведвылазки. Дразнить башней могу себе позволить я, но не ты со своим «чехом». У тебя под рукой целый барабан и отличная мобильность. Как только гад уходит на перезарядку, отходи и врывайся на полной скорости с заряженным барабаном. Поняла?

— Поняла.

— Ну и хорошо. …Эй! Рамирес! А ну стоять, амиго! Ты куда без меня собрался?.. — Килмор удалился настолько же неожиданно, как и появился, а Милотова еще несколько минут сидела как вкопанная, пытаясь осмыслить поведение лейтенанта.

Эпизод 9. Продвижение по службе

  • Часть 1
  • Часть 2

Взвод Милотовой получает доступ ко всем уровням сложности боев, кроме «красного» — причем не из-за Ангелы, а из-за ее совзводных, которым еще предстоит доказать свою боевую готовность к таким задачам.

Вместе с опытом взвода растет и статус Ангелы в части. Раньше абсолютным авторитетом обладал лишь один человек — Деймон Килмор. Теперь таких командиров стало двое. И если «Демона» в части уважают и боятся, то «Ангела» — уважают и любят.

Вместе с этим подходит к концу срок службы комроты. Настоящий ветеран танковых боев, он готовится к скорой отставке и долгожданному отбытию домой. Его главная задача — найти преемника среди состава части, и на вакантное место есть только две кандидатуры.

Ангела понимает, что это будет ее самым главным боем в карьере. Обойти своего учителя и пример для подражания, который большую часть службы не замечал все ее достижения — это ли не способ заслужить уважение?

Килмор был к этому готов. Более того, будучи с комроты на короткой ноге, он успел договориться обо всем заранее.

Эпизод 10. На передовую!

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3

Ситуация на фронте ухудшается, и комроты принимает решение отправить взвод Милотовой на передовую. Ангела рада: ее сильно беспокоило число потерь за последние несколько операций. Все это время ее не было рядом с товарищами, теперь же она сможет помочь.

Милотова отправляется к комроты получать боевую задачу — и в этот момент в кабинет врывается Килмор, требуя отменить приказ.

— Еще раз говорю, не место ей в этой операции.

Милотова, которая уже мысленно представляла себе, как она выручает сослуживцев, срывается:

— Да сколько можно меня опекать? Я уже доказала, что могу воевать — всем доказала, кроме вас. Нельзя просто брать и решать за других. …Или все дело в той самой операции? Я знаю об этом бое. Но там не было вашей ошибки, вы не виноваты в исходе. Никто от такого не застрах…

— Сына! Сына я там потерял! Он из-за меня погиб. Ты понимаешь? Из-за меня!

Впервые за все время Ангела понимает, что Деймоном руководит не снисхождение, не высокомерие, а простая отеческая забота. Но от своей миссии она отступить не может.

— Я тебе не дочь, — Ангела отдает честь, забирает документы на боевую задачу и уходит.

От комроты Килмор узнает, что они с Милотовой будут рядом, на одном участке фронта. Деймон понимает, что этого уже не изменить, возвращается к себе и снова, как тогда, изучает карту местности, разведсводки, перечитывая все по нескольку раз — и засыпает за столом.

Утром его будит Рамирес. Килмор недоволен, что заснул — он так и не смог просчитать все до последней детали.

Эпизод 11. Решающий бой

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3

Во время сражения Килмор постоянно отвлекается. При каждой возможности он ищет Милотову: все ли у нее в порядке; вслушивается в радиоэфир, не зовет ли она на помощь.

В итоге он сам совершает несколько тактических ошибок и оказывается в сложнейшей ситуации. Их с Рамиресом зажимают.

Им нужна помощь, но если он позовет на помощь, то первой откликнется Милотова: она ближе остальных. С одной стороны, он не может ей рисковать. С другой — ставит под угрозу весь свой взвод только из-за личных переживаний.

Дальше так тянуть нельзя, и Килмор решается позвать на помощь. Милотова отзывается и мчится к позиции «Пайплайна», но встречает два вражеских СТ. Килмор уже жалеет, что позвал на помощь. Он отправляет свой взвод в самоубийственную контратаку, чтобы отвлечь огонь на себя.

Силы неравные. Танк Рамиреса подбит. Килмор видит, как подбивают танк Милотовой. Танк Килмора подбит.

Килмор пытается связаться с Милотовой. Тишина. Врагов почти не осталось, но они на ходу, а все танки союзников подбиты. Противник готовится добить союзные танки.

Килмор вылезает из люка, хромая, идет в сторону «Шторма» и противников. Достает пистолет и от отчаяния начинает стрелять по врагу.

Выстрел.

Выстрел.

Выстрел.

Взрыв.

Рядом с Килмором по земле проносится тень самолета. Оба танка противника уничтожены авианалетом штурмовиков.

Все выжили. Но «Шторм и «Пайплайн» получили повреждения и нуждаются в серьезном ремонте.

Эпизод 12. Раскрытые карты

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3

Килмор и Милотова встретились у ремонтного цеха — там как раз завершалась починка их танков.

— Ну что, теперь понимаешь, почему не брал тебя во взвод?

— Из-за сына, я знаю.

— Не только. Я поклялся больше никогда не писать похоронок. Ты же видела моих ребят. Им терять нечего.

— Но ведь у меня тоже никого не осталось. Отец умер, экипаж моей БММ погиб. Я ведь тоже всех потеряла! Меня никто не будет оплакивать!

— Ну, во-первых, не будут, потому что с тобой ничего такого не случится. Ты первоклассный боец, Милотова, хоть и любишь лезть на рожон. А насчет «оплакивать» — не мелочись, тебя здесь все любят. Ты им дорога.

— А тебе?

— И мне.

В этот момент из ангара выходит инженер-механик Карл Войтек, друг отца Ангелы:

— Лейтенант Килмор, ваш «Пайплайн» готов, баки заправлены.

— Спасибо, Карл, иду.

— «Иду»? — Ангела не понимает, что происходит.

— Мы переводимся в другую точку. Теперь это твоя часть, Милотова. Заслужила.

Килмор хлопает Ангелу по плечу и, едва та собирается с мыслями, чтобы сказать что-то вразумительное, уходит в ремонтный цех и угоняет «Пайплайн» в ангар.

Закрыть