13-й танковый. Невезению вопреки

Суеверные люди считают «чёртову дюжину» несчастливым числом. И в начале своей карьеры 13-й танковый корпус вполне оправдывал эти опасения. Сформированный летом 42-го в Сталинграде, он дважды бросался в бой.

Первый раз — в конце июня, когда армейская группа «Вейхс» прорвала оборону Брянского фронта. Тогда вводом в бой свежесформированного 13-го танкового корпуса советское командование попыталось хоть как-то «сцементировать» оборону потрёпанных дивизий 21 армии. Фактически танковым бригадам пришлось драться в одиночестве — положенный по штату зенитный дивизион не имел орудий, 20-я мотострелковая бригада была выведена из подчинения корпуса. Пехота же стрелковых дивизий «в первые же дни была деморализована авиацией противника, уходила с поля боя, оставляя танки без прикрытия».  2 июля в 13-м танковом корпусе из имевшихся к началу боев 168 машин, осталось только 45, а его первый командир, генерал-майор Шуров, был смертельно ранен. 5 июня из остатков машин корпуса сколотили одну бригаду, переданную в 23-й танковый корпус, а остальных отправили на переформирование.

В следующий свой бой, уже под командованием полковника Танасчишина, 13-й танковый отправился в конце июля, пытаясь закрыть немецкий прорыв через дивизии 62-й армии Сталинградского фронта. Однако если близость Сталинграда позволила быстро восстановить число танков в корпусе, то с подготовкой дело обстояло куда хуже – например, механики-водители имели по 3-5 часов вождения. 20-ю мотострелковую бригаду корпусу вернули, но не успели доукомплектовать.

Хотя в первые дни удар 13-го танкового корпуса и помог отрезать прорвавшуюся немецкую 16-ю танковую дивизию, этот успех был достигнут дорогой ценой. В первый же день боя было выведено из строя три четверти танков — причём из-за нехватки эвакуационных средств, немцы, отбив атаку, спокойно расстреливали подбитые машины, пока те не загорались. За неделю 13-й танковый корпус вновь «сточился» почти начисто — 61 танк подбит, 93 безвозвратно уничтожены. Оставшиеся 10 исправных машин передали в одну из бригад 22-го танкового корпуса.

И вот, в ноябре возрождённый в третий раз корпус готовился идти в новый бой, причём в этот раз ему была отведена одна из ключевых ролей в операции по окружению вражеской группировки под Сталинградом. Вместе с 4-м мехкорпусом Вольского 13-й танковый должен был стать главной ударной силой южной «клешни» будущего котла. Однако поданное перед самым началом наступления донесение заставляло серьезно усомниться в его способности выполнить эту задачу.

«62-я механизированная бригада.

Укомплектованность личным составом не полная. Боевая подготовка слабая, в особенности водительского состава. Танкисты танков «Т-70» не стреляли еще из танкового оружия. Транспорт больше 25% не на ходу, техническое состояние остальных машин плохое, ремонтные средства отсутствуют.

***

Бригаде недостает 120 машин, таким образом, бригада может поднять только запасы, а пехота остается без машин.

***

176 танковый полк. Боевая подготовка танкистов удовлетворительная. Стрельба танкистов танков «Т-34» – плохо, танков «Т-70» – удовлетворительно.

***

163 танковый полк. Боевая подготовка слабая.

***

44 танковый полк.

Средний комсостав боевого опыта не имеет. Водительский состав подготовлен слабо. Стрельбы из танкового оружия не проводились. Водители автомашин подготовлены плохо, требуют замены 30 человек. Автомашины не имеют запасных частей и инструментов (получены из рембаз, качество ремонта низкое)

Вывод: по состоянию на 18.11.42 г. полк не боеготов.»

По плану операции танковый корпус должен был входить в чистый прорыв и действовать в качестве подвижного соединения. Но в реальности положение затруднялось тем, что у корпуса забрали часть танков для организации непосредственной поддержки пехоты в самом начале наступления — так, 176-й танковый полк 17-й мотострелковой бригады наступал вместе с 422-й стрелковой дивизией. В первый же день на минах подорвалось 19 Т-34 и 5 Т-70, один из которых сгорел. Ещё пятьТ-70, как отметили в сводке по армии «ушли в атаку в направлении отм. 111,8, сведений о них нет».

Из-за бомбёжки переправ и недостатка переправочных средств корпус даже не успел к моменту начала наступления полностью сосредоточиться на правом берегу Волги.  У 62-й механизированной бригады штаб армии отправил все машины за боеприпасами, поэтому «мотопехота» в порыв пошла в пешем строю. В итоге, за первый день наступления части корпуса совместно со стрелковыми дивизиями 57-й армии продвинулись только на несколько километров «действуя в основном пешим строем».

Вдобавок ко всему «невезучему 13-му» в качестве противника достались не просто деморализованные румыны, как соседям из 4-го мехкорпуса. Именно на участке наступления 13-го танкового немецкое командование бросило в бой свой резерв — 29-ю мотодивизию, имевшую более 50 боеготовых танков. В бою за Наримат основной её удар пришлось выдержать 163-му танковому полку.

Несмотря на упомянутую выше «слабую боевую подготовку» и заявленное численное превосходство противника, полк сумел продвинуться вперёд, «уничтожив до 6 танков противника» и заставив его начать отступление по всему фронту.  О потерях 163-го танкового полка за тот день данных нет, но к вечеру 22 ноября в нем числилось 9 Т-34 подбитыми и 4 сгоревшими. Для Т-70 счет потерь был 4 и 1 соответственно.

Но это был как раз тот случай, когда определение «сумел продвинуться вперед» выбирало победителя. Тот, за кем оставалось поле боя, мог чинить свои подбитые танки. Так, попавший в первый день на мины 176-й полк уже к вечеру 23 ноября восстановил свою численность до 12 боеготовых Т-34 и 6 Т-70. Ещё по 9 машин каждого типа пока числилось в ремонте. Между тем, из штаба 13-го танкового как раз в этот день доложили о захвате «до 60 танков, 20 автомашин, склад с продовольствием и сан.имуществом».  Вероятно, к танкистам 13-го попала большая часть танков 29-й мотодивизии, утащенная на ремонт после боёв последних дней.

Однако и это ещё не означало, что корпус может «рвануть» вперёд.  Пока соседний 4-й мехкорпус замыкал кольцо, на долю 13-го танкового выпало сдерживание немецких резервов из Сталинграда. С 23 по 26 ноября части корпуса вели упорные бои с противником, выстроившим оборону с опорой на бывший укрепрайон 64-й армии. При этом суточное продвижение измерялось сотнями метров. Попытки прорыва 28–29 ноября и 2 декабря успеха не имели, причем в последней атаке за балку Караватка снова «попал под раздачу 176-й танковый полк — 6 танков сгоревшими, 4 подбитыми.

На этом участие 13-ого танкового корпуса в первой фазе операции закончилось — 3 декабря корпус был выведен в резерв и передан в распоряжении 51-й армии. Но долго отдыхать танкистам Танасчишина не пришлось. На рассвете 12 декабря на позиции 126-й и 302-й стрелковых дивизий, державших внешний фронт окружения, обрушился град снарядов. Затем в атаку пошли немецкие танки — Манштейн начал операцию «Зимняя гроза» по деблокаде армии Паулюса.

13-й танковый не успел полностью восстановиться после боёв — в нем в тот момент имелось 28 Т-34 и 21 Т-70. Но именно они оказались ближайшим к месту прорыва соединением, способным встать на пути немецких танков. 13 декабря в 9:00 в штаб армии ушло донесение: «противник перешел в наступление, веду бой!». Уж к 12:00 в 44-м танковом полку из 8 машин осталось 3, а к вечеру во всем корпусе в строю осталось 20 Т-34 и 16 Т-70 (плюс три танка не указанного в донесении типа). Но самым важным стало то, что продвижение немцев замедлилось. Не сумев прорвать оборону бригад 13-ого танкового, немцам пришлось тратить время на перегруппировку и поиск новых слабых мест. В итоге, под угрозой обхода с фланга, 13-й танковый был вынужден все же отходить к реке Аксай. На ходу осталось 17 «тридцатьчетвёрок» и 11 Т-70, имевших по полбака горючего и четверть снарядов в боекомплекте.

Но выигранные им часы и дни были одними решающих моментов сражения. К 15 декабря на помощь 13-му танковому корпусу успел подойти 4-й мехкорпус Вольского. В итоге наступление Манштейна затормозилось, позволив советскому командованию перебросить к атакованному участку кольца 2-ю ударную армию Малиновского.  И роль «невезучего 13-ого» в этом не осталась незамеченной. Приказом Народного комиссариата обороны № 13 от 09 января 1943 года 13-му танковому корпусу было присвоено почетное звание: 4-й гвардейский механизированный корпус.

Автор текста — Андрей Уланов

Источники:

  1. Краткий отчет о боевых действиях 13 тк за период с 28.6 по 5.7.42 г.
  2. Краткий отчет о боевых действиях 13 тк за период с 23.7. по 31.7.42.
  3. Краткий отчет о боевых действиях 13 тк за период с 20-го ноября по 3 декабря 1942 года.
  4. Доклад о состоянии и составе 13 тк.
  5. Оперативные документы 57 армии.
  6. Оперативные документы АБТУ 57 армии.
  7. Оперативные документы 51 армии.
Закрыть