Узнать о Победе. История самоходчика Журенко

Пять советских солдат — танкистов и самоходчиков. У каждого из них свой боевой путь: кто-то оказался на фронте уже в первый день Великой Отечественной войны, кому-то пришлось воевать ещё неделю после Дня Победы. 9 мая 1945 года каждый из них узнал, что война окончена, самый опасный и страшный враг Советского союза разгромлен. С сегодняшнего дня и до 9 мая мы расскажем вам, как наши герои получили главную новость 1945 года — весть о Победе.

Борис Журенко не был новичком в армии: он успел повоевать во время советско-финской войны. В 1941 году его 448-й корпусный артиллерийский полк базировался недалеко от Полоцка.

  • Начало войны
  • Боевой путь
  • Победная весть

Днём 22 июня 1941 года артиллерийский командир Борис Карпович Журенко и его бойцы увидели советские самолёты, которые летели в сторону Германии. «Идут бомбить Берлин!» — сказал кто-то. Настроение личного состава было хорошим, бойцы хотели поскорее разбить врага. Увы, это был только первый день Великой Отечественной войны.

«Мы оказались в тылу немецких танковых армий. И так подошли к реке Западная Двина. Там сапёры навели понтонный мост, который «Мессершмитты» постоянно обстреливали. Что нам было делать? Поэтому пришлось снимать с себя сапоги, обмундирование, пистолет ТТ и вплавь переправляться. А река была широкая…»

Без малого год Борису Карповичу довелось сражаться в составе Волховского фронта. В конце 1942 года его направили в Москву, где советское командование начало формировать самоходно-артиллерийские полки. В 1943 году Борис Карпович вместе с 1453-м самоходным артиллерийским полком оказался в составе Воронежского фронта. 6 июля 1943 года этот полк вместе с другими частями и соединениями вступил в Курскую битву.

«Немец начал наступление и полностью господствовал в воздухе. Всё было прижато к земле. Мы два дня держали оборону. Не имели потерь и удачно отбили несколько танковых атак. Но немцы решили сделать справа глубокий обход и прорвали оборону. Начали продвигаться в сторону Обояни — туда, где была танковая армия у маршала Конева, в Резервном фронте. Но там его остановили. Пять дней шла жесточайшая борьба».

Оборонительная фаза Курской битвы длилась до 12 июля 1943 года.

«И вот командование, видимо, определило момент, когда противник вот-вот выдохнется. Появился Рокоссовский с группой офицеров. И через несколько часов эта армада — три танковые армии — пошла в бой. Бой был страшный, всё горело. Не разобраться, где наши, где немецкие части. Этот момент был самый напряжённый в боях. В конечном итоге немцы побежали. Успех был настолько очевиден, что, когда мы начали двигаться вперёд, никакого сопротивления не ощущали».

Под Курском Борис Карпович был ранен. После госпиталя он вернулся в часть. Наступление продолжалось — через Украину и Румынию до Венгрии. Борис Карпович вспоминает, как во время этих боёв подбил немецкий танк «Тигр».

«Был очень сильный туман… Рядом с командирами рот я наблюдал, как какая-то точка в стороне противника медленно-медленно движется. Я залез в самоходку, посмотрел в прицел (а прицел был ТШ-17, мощный). Но там я не увидел этой точки. Тогда я открыл затвор. Посмотрел — и через ствол увидел эту точку. Я приказал зарядить орудие и выстрелить. Раздался выстрел. И сразу факел появился — вся местность озарилась. Оказывается, я попал в бензобак немецкого «Тигра». Ну, на фоне этой зари несколько танков вырисовывались. Я, значит, приказал открыть огонь по ним. Уничтожено было ещё восемь танков».

После тяжёлых боёв Красная армия взяла Будапешт.

«Так как несколько месяцев длилась осада, когда мы зашли в Будапешт, в королевский дворец, на ступеньках немцы обескровленные, как мумии, сидели. Практически все мёртвые».

Дальнейший путь самоходного полка, в котором сражался Борис Карпович, повернул в сторону Вены. Но впереди было ещё одно тяжёлое сражение: последний серьёзный контрудар немцев у озера Балатон.

«После мы начали наступать в сторону Австрии. Шомодьвар — такой город был на озере Балатон. Но тогда немцы уже были деморализованы. Их танковые механизированные дивизии не сумели деблокировать окружённую группировку и были истощены и разгромлены. Наступление было более-менее спокойным. Подойдя примерно на 30 километров к Вене, мы встретили плотное сопротивление. Бои за Вену были очень кратковременные. В течение пяти дней город освободили. Полк начал дислоцироваться в районе венских лесов».

Это было примерно 13 апреля 1945 года. До 9 мая оставалось немногим меньше месяца.

Как Борис Карпович узнал о Победе?

Ночью вдруг слышим: страшная стрельба. Я выскочил из штабной машины, спрашиваю: «В чём дело?» А все друг друга уже поздравляют, стреляют в воздух, кричат: «Победа! Победа! Победа!» Так мы узнали о том, что Берлин взят.


Техника Бориса Карповича Журенко: самоходная артиллерийская установка СУ-100.

«У нас были самоходки СУ-100. Была на такой самоходке 100-миллиметровая пушка, морская. Настолько мощная, что пробивала «Тигра» свободно — даже лобовую броню, даже подкалиберным снарядом, несмотря на то что его лобовая броня была больше 120 миллиметров».

  • СУ-100 — последняя боевая машина на базе среднего танка Т-34, выпущенная в СССР. Она производилась до 1948 года. Промышленность выпустила почти 5000 экземпляров СУ-100.
  • СУ-100 была наиболее мощной союзной средней САУ из применявшихся во Второй мировой войне. На дистанции до 1000 метров её бронебойный снаряд гарантированно поражал любой немецкий танк.
  • СУ-100 — бронированный долгожитель. САУ этого типа до наших дней применяются в бою разными странами мира.
Закрыть