Внимание!
Вы просматриваете новость в старой версии сайта. Возможны проблемы с отображением в некоторых версиях браузеров.

Закрыть

Истоки танкостроения. Броневик для русской армии

Когда появилась танковая отрасль, она в немалой степени строилась на опыте применения бронеавтомобилей в 1914–1918 годах. К началу Первой мировой войны Россия опережала весь мир в создании броневых частей. Но, поскольку броневиков собственного производства не хватало, большое количество машин приходилось покупать за рубежом.

Закупочная комиссия поработала на славу, дефицит техники вскоре пропал. Но появилась другая проблема — чрезмерное разнообразие техники. Британские «Остины», французские «Рено», итальянские «Изотта-Фраскини»… Это была настоящая бронированная сборная Европы. Часть броневиков была пушечной, другие вооружены только пулемётами. Тем и другим полагалось выполнять разные тактические задачи.

Гармонию алгеброй поверить

Чтобы решить проблему чрезмерного разнообразия, военное ведомство решило выработать единые стандарты для отечественных бронеавтомобилей, разрабатывавшихся на базе зарубежных образцов. Образно говоря, настало время «основного боевого бронеавтомобиля».

«Бронированный автомобиль должен обладать техническим совершенством всех деталей, полной надёжностью действия и обращения во всякое время года, при всякой погоде…» Выдержка из «Требований» капитана Макаревского

29 октября 1915 года Технический комитет Главного военно-технического управления (ГВТУ) одобрил «Технические условия на поставку бронированных пулемётных автомобилей» военного инженера капитана Макаревского. В них оговаривалось, каким должен быть бронеавтомобиль российского производства.

Согласно этому документу, отечественные бронемашины полагалось строить на шасси «Остин». Каждый броневик в обязательном порядке должен был иметь счётчик пройденного расстояния, часы с недельным заводом, спидометр и указатель расхода бензина. Топливный бак предлагалось расположить под водительским сиденьем. Автор добавлял: «Сидение для пулемётчика должно быть удобным». На каждой машине непременно должен был быть огнетушитель.

Двигатель полагалось защищать от пыли и грязи легкосъёмным металлическим кожухом. «Маховик и все шестерни распределения должны быть снабжены нормальными разметками», — говорилось в документе, хотя сложно судить, какими именно. Далее: бензобак предписывалось снабжать двумя фильтрами: при входе и выходе бензина, предохранительной сеткой от взрыва, легкоплавкой пробкой и краном для полного выпуска бензина. Составитель «Технических условий…» учёл даже самые, казалось бы, незначительные нюансы.

Члены экипажей броневиков были обязаны следить за плотной укладкой запасных частей в специально отведённых местах: «во избежание всякого лишнего шума и стука от тряски при движении по ухабистой дороге». Справедливости ради следует сказать, что звук работающего мотора автомобиля выдавал его противнику раньше, чем незакреплённые ЗИП. Неспроста броневики зачастую доставляли к передовой гужевым транспортом — конными или воловьими упряжками.

Щит, меч и кровь боевых машин

Безусловно, важнейшими пунктами стандартизации боевых машин были вооружение и бронирование.

В качестве вооружения капитан Макаревский предлагал два пулемёта, способных действовать одновременно с независимым сектором обстрела, суммарно составляющим 360°. Они монтировались в двух башнях на крыше броневика, расположенных диагонально. «Пулемётный станок должен быть прочным и вполне надёжным и должен быть креплён к вращающейся части башни». Пулемёты должны были делаться съёмными, чтобы можно было стрелять из них вне бронемашины. Должна была предусматриваться возможность вести огонь по вражеским летательным аппаратам.

Расположение пулемётных башен на русском броневикеТребования к бронированию машин задал другой военный специалист, капитан запасной броневой роты В. Халецкий. Он утверждал: «Шоффер, пулемётчики и все важнейшие части автомобиля (мотор и радиатор) должны быть укрыты бронёй, не пробиваемой остроконечной ружейной пулей русского образца в упор и не толще 8 м/м». При этом защита двигателя и радиатора, по замыслу автора, должна была обеспечивать беспрепятственный доступ к ним механика для осмотра и обслуживания. Продумывались углы скатов крыши броневика перед башнями и позади них — важный пункт ввиду обилия стреляных гильз в ходе боя.

Суммарная боевая масса броневика с полными бензобаками, снаряжением и личным составом ограничивалась по проекту 260 пудами (около 4160 кг) Русский «Остин» должен был развивать при движении по ровной местности скорость до 80 вёрст в час передним ходом и 25 вёрст в час — задним (85,3 и 26,7 км/ч соответственно).

Ещё ряд идей по усовершенствованию броневиков остался нереализованным, среди них — внедрение денатурированного спирта в качестве топлива. Исследованием этого вопроса лично занимался создатель автомобильных войск России генерал-майор П. И. Секретев. Замене бензина на биоэтанол помешали низкая энергоёмкость последнего и огромная разница в их стоимости.

Сегодня остаётся лишь гадать, как машина, построенная по вышеописанным требованиям, показала бы себя на полях сражений Первой мировой. Перейти к сборке броневиков по ним планировалось в начале 1917 года, но этому помешала Февральская революция в России. Производство приостановили, первые «Остины» были собраны на Путиловском заводе в Петрограде лишь в марте 1918-го. Но следует подчеркнуть: сама идея стандартизации бронеавтомобилей в России в реалиях Великой войны была прогрессивной и многообещающей.

Ровно 33 броневика, воплотивших её, прошли через горнило Гражданской войны, в рядах Красной армии или формирований Белого движения. Уцелевшие машины продолжали нести службу, а в середине 1920-х годов они передали эстафету танкам.

Также читайте:

Автор текста — Юрий Бахурин

Юрий Бахурин — военный историк. Автор ряда публикаций в центральной и региональной научной печати: журналах «Вопросы истории», «Военно-исторический журнал», «Военно-исторический архив», «Родина», «Антология войны», альманахе «Рейтар» и т. д. Автор книги «Panzerjäger Tiger (P) “Ferdinand”. Боевое применение».

Источники и литература:

  • Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 803. Оп. 1. Д. 1757. Л. 1-3, 104-106.
  • РГВИА. Ф. 803. Оп. 1. Д. 1829. Л. 312-320.
  • Документальная коллекция Wargaming.
  • Кирилец С. В., Канинский Г. Г. Автомобили Русской Императорской армии: «Автомобильная академия» генерала Секретева. М., 2010. С. 134, 140–141.
  • Коломиец М. В. Броневые автомобильные части русской армии // Россия в Первой мировой войне. 1914–1918: Энциклопедия. В 3 тт. Т. I. М., 2014. С. 212–221.
Закрыть