Внимание!
Вы просматриваете новость в старой версии сайта. Возможны проблемы с отображением в некоторых версиях браузеров.

Закрыть

Как развивались шведские танки

Strv m/31, первые танки шведской разработки, принятые на вооружение. На заднем плане — колёсно-гусеничный Strv fm/31

Танковую отрасль Швеции окутывает настоящее теневое облако. Даже познания любителей военной техники редко простираются дальше одного танка — Strv 103. Спору нет, танк этот интересный, безбашенный (во всех смыслах), но ведь история шведской брони гораздо богаче! Только изучать её трудно: большая часть материалов доступна исключительно на шведском языке.

Какими же путями шёл шведский танкопром от зарождения до наших дней?

Тайная кузня Германии

Версальский договор 1920 года отправил военную промышленность Германии в нокаут. Помимо всего прочего, стране запретили не только строить, но даже проектировать танки для собственных нужд. В ответ немцы воспользовались единственной оставшейся лазейкой и стали заниматься разработкой танков в других странах.

Среди танковых держав Швеция в числе лидеров по количеству необычных технических решений и оригинальных боевых машин

Швеция оказалась едва ли не самой подходящей страной для немецких конструкторов. Здесь были отлично развиты металлургия и машиностроение, что обеспечивало хорошую стартовую площадку для запуска танковой программы. Кроме того, Швеция нуждалась в танках: под боком был Советская Россия, которую Европа в те годы воспринимала, мягко говоря, неоднозначно.

В Швеции танки называют Stridsvagn (Strv), в переводе — «боевая машина». Первые десять танков, лёгкие LK-II, Швеция купила в начале 20-х годов у Германии, и они поступили на вооружение королевской армии под обозначением Strv m/21.

Затем немецкие оружейники стали постепенно налаживать взаимодействие со своими шведскими коллегами, в первую очередь с компаниями Bofors (артиллерия) и Landsverk. Последняя в итоге стала лидером шведского танкостроения.

В 1928 году шведы начали работу над первым проектом собственного танка. Назывался он очень заковыристо: Mogårdshammarstridsvagnen (в честь арсенала Могардшаммар). Его автором был Фриц Хейгль, майор австрийской армии. К сожалению, в 1929 году Хейгль умер, что поставило крест на разработке машины.

В это же время на Landsverk начал работу немецкий инженер Отто Меркер. За пару лет до того Меркер разработал колёсно-гусеничное шасси оригинальной конструкции. Изюминкой шасси Меркера было то, что переход с гусеничного на колёсный ход занимал всего 30 секунд и не требовал выхода экипажа из машины. На испытаниях танк, позже получивший индекс Strv fm/31, развил максимальную скорость 75 км/ч — почти как танк Кристи. Но в колёсно-гусеничном варианте он был слишком дорогим и сложным, так что у конструкторов появилась идея создать на его базе чисто гусеничную машину.

Так появился Landsverk L-10, он же Strv m/31. Для своего времени это был очень неплохой танк, с бронёй толщиной до 25 мм и вполне достойным вооружением. Проектируя танк для Швеции, Меркер ненавязчиво обкатывал идеи для немецкой танковой промышленности. На танках стояли немецкие двигатели, вооружение Strv m/31 имело немецкие корни. Наконец, башня во многом пересекалась с аналогичным узлом немецкого танка Leichttraktor.

Отто Меркер продолжал свою бурную деятельность. В начале 30-х годов Landsverk стала рассматривать как потенциальных клиентов не только шведскую армию, но и армии других государств. С 1933 года шведы предлагали потенциальным заказчикам четыре типа танков от двухместного разведчика до того самого Strv m/31, который в четвёрке был самым тяжёлым. В итоге «выстрелил» трёхместный L-60 — первый в мире танк с торсионной подвеской. Им заинтересовались швейцарцы и ирландцы, а Венгрия даже купила лицензию на производство и запустила машину в серию под обозначением 38M Toldi.

К этому времени Меркер уже покинул Швецию, так как в Германии он стал нужнее. 

Хочешь мира — готовься к войне

Шведские военные были довольно равнодушны к успехам Landsverk. Во-первых, они ждали, когда компания сделает по-настоящему удачную машину. Во-вторых, продукция Landsverk была очень дорогой. В качестве временной меры Швеция приобрела 45 танкеток AH-IV-Sv, принятых на вооружение как Strv m/37. К началу Второй мировой войны это была самая массовая гусеничная боевая машина шведской армии.

Тем временем конструкторы Landsverk доработали L-60 и запустили его в серию как Strv m/39. До весны 1941 года заводы компании выпустили 20 танков. Этот неспешный темп сильно беспокоил шведских военных, и они пытались диверсифицировать способы пополнения танкового парка страны. В частности, с третьей попытки, в июле 1940 года, удалось купить лицензию на лёгкий чешский танк LT vz.38, получивший в Швеции обозначение Strv m/41. Их построили 238 штук.

К весне 1941 года стало очевидно, что одних только лёгких танков для вооружения армии недостаточно. Шведы решили, что нужно разрабатывать танк тяжёлого класса. За основу Landsverk взяла проект среднего танка LAGO, который предполагалось выпускать на экспорт. После доработок и испытаний машину приняли на вооружение как Strv m/42. Масса танка составляла 22 тонны, в качестве вооружения использовалась 75-мм пушка. До января 1945 года в Швеции построили 282 Strv m/42.

В общей сложности за годы Второй мировой войны шведская армия получила 720 танков разных типов. Им так и не довелось повоевать. Впрочем, как раз на это шведы и рассчитывали: наличие в армии Швеции большого количества бронетехники заставляло противоборствующие стороны (в первую очередь Германию) лишний раз задуматься, прежде чем втягивать это государство в войну. Так что свою задачу танковые войска Швеции выполнили.

Призрачная угроза с Востока

Начало нового этапа в развитии шведского танкостроения приходится на июнь 1943 года. В это время шведская делегация приехала в Финляндию, где подробно изучила трофейный Т-34. Итоги исследований оказались неутешительными: советский танк по всем статьям превосходил даже Strv m/42, вершину шведского танкопрома. А поскольку Швеция всё ещё считала СССР одним из наиболее вероятных противников, нет ничего удивительного в том, что после возвращения делегации шведское военное руководство запустило программу разработки танков и самоходных установок, способных бороться с Т-34.

Первым делом шведы форсировали разработку самоходной артиллерийской установки на базе Strv m/42. До конца войны эта машина, получившая обозначение Pvkv m/43, в серию пойти не успела, её массовое производство началось в 1946 году. Кроме того, с лета 1943-го началась разработка модернизированных танков Strv m/41 и Strv m/42. Обновлённый лёгкий танк должен был стать во многом похожим на Т-34 и получить 57-мм пушку. Одновременно шведы занимались созданием 30-тонного танка Pricken. К 1946 году все три программы свернули, а их место заняли танк LS 46 и САУ LP 46, также 30-тонного класса.

Если на ниве разработки САУ у шведов всё получалось неплохо, то с танками ситуация была неоднозначной. В марте 1950 года Швеция вошла в число государств, сильно озабоченных вопросом, как бороться с советским танком ИС-3, выступавшим для стран Запада в роли бронированного пугала.

Первоначальный проект шведского «убийцы ИСов» подвергся серьёзной корректировке после того, как шведы ближе познакомились с французским средним танком АМХ 50. В сентябре 1951 года конструкторы представили проект 28-тонного танка EMIL. Он сочетал в себе сравнительно небольшие габариты, мощное бронирование лобовой части, «качающуюся» башню и 120-мм пушку с магазинным питанием и большими углами склонения (характерная черта шведских танков в целом). Вместо 120-мм пушки стали рассматривать орудия калибра 105 и 150 мм.

В итоге шведы построили один экземпляр танка по данному проекту. Он обозначался Kranvagn, или KRV, и стал ещё тяжелее. При этом ни башню, ни вооружение конструкторы до ума так и не довели.

Зато самоходная артиллерийская установка AKV 151, работы над которой начались ещё до запуска программы EMIL и продолжались параллельно с KRV, оказалась удачной. Благодаря магазинному питанию эта машина выстреливала 14 снарядов калибра 155 мм всего за 45 секунд. После некоторых доработок Швеция начала серийный выпуск этого самоходного орудия под названием Bandkanon 1A.

Понимая, что работы над EMIL затянулись, шведские военные были вынуждены закупать танки за рубежом. Первоначально речь шла о 300 французских танках AMX-13, но сделка сорвалась, и вместо них были закуплены английские Centurion. Кроме того, в середине 50-х годов была разработана модернизированная версия Strv m/42. Танк, получивший новую башню и вооружение, назвали Strv 74. До этого уровня довели 225 Strv m/42, оставшиеся переделали в танки поддержки пехоты Ikv 73.

Безбашенные танки и башенные САУ

Работы над проектом EMIL ещё продолжались, когда инженер Свен Берге, работавший в фирме KATF, предложил альтернативную концепцию танка. Согласно ей, танк лишался башни, а наведение по вертикали осуществлялось за счёт наклона корпуса. В 1957 году работам по проекту Strv S дали зелёный свет. В качестве базы шведы рассматривали KRV, опытный образец которого переделали в испытательный стенд.

В конце 1962 года на испытания вышел Strv S1. Этот танк радикально отличался от всего, что тогда существовало. Благодаря отсутствию башни конструкторы смогли заметно снизить боевую массу и высоту. Небольшая толщина брони с лихвой компенсировалась очень большими углами её наклона. На танк установили комбинированную силовую установку, состоявшую из дизельного двигателя и газовой турбины. Необычным был и состав экипажа: три человека, каждый из которых был мехводом и двое — наводчиками.

Пушка Strv S1 оснащалась автоматом заряжания. Танк прошёл испытания и был принят на вооружение под обозначением Strv 103. Когда машину запускали в серию, её также оснастили системой для преодоления водных преград.

Не менее интересными путями шла разработка шведских САУ. В 1964 году начались работы по созданию машины поддержки пехоты. В проекте приняли участие три фирмы: Landsverk, Bofors и Hägglunds. В основном конструкторы предлагали проекты машин традиционных схем, но большая часть детищ Hägglunds очень напоминала танки. По итогам шведские военные поддержали именно такую концепцию.

Первый опытный образец машины, получившей обозначение Ikv 91, был готов к 1969 году, а в 1975 году её приняли на вооружение. В результате к середине 70-х годов шведская армия имела очень странную бронетехнику: танк, больше похожий на САУ, и истребитель танков, напоминавший лёгкий танк-амфибию. Эта пара до начала 2000-х годов составляла основу шведских бронетанковых сил.

В наши дни разработка собственного танка — одна из самых дорогих задач, которая может встать перед военно-промышленным комплексом. Дороговизна не похоронила шведскую бронетанковую отрасль, но поставила крест на многих интересных проектах, в том числе на перспективном танке Strv 2000, который должен был заменить своего безбашенного собрата Strv 103. Вместо него Швеция приобрела лицензию на немецкий Leopard 2 и выпускает его под обозначением Strv 122.

Даже в условиях ограниченного бюджета Швеция продолжает двигать вперёд свою боевую технику. Весьма удачной оказалась БМП Strf 90, она же CV 90. Помимо Швеции, эта машина состоит на вооружении армий ещё шести государств. Не забыли шведы и про танки: на базе Strf 90 ими разработан лёгкий CV90120-T, предназначенный для поставок на экспорт и ожидающий своего покупателя.

Есть основания считать, что страна, которой даже двухвековой нейтралитет не помешал создать одну из самых интересных танкостроительных школ, и в будущем найдёт чем впечатлить людей, которым небезразлична бронетехника.

Автор текста — Юрий Пашолок
  1. http://www.ointres.se/pansar.htm.
  2. http://ftr.wot-news.com.
  3. http://ritastatusreport.blogspot.cz.
  4. Архив Карла Бломстера (Karl Blomster).
  5. http://tanks.mod16.org.

Автор выражает большую признательность шведскому историку Карлу Бломстеру (Karl Blomster) за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации.

Закрыть