Внимание!
Вы просматриваете новость в старой версии сайта. Возможны проблемы с отображением в некоторых версиях браузеров.

Закрыть

Бронефантазии 40-х годов. Землекрейсеры

Современная трёхмерная проекция землекрейсера инженера Осокина (коллекция Юрия Пашолока)

Ещё до выхода на поле боя танки называли сухопутными кораблями. Метафора оказалась не только живучей, но и заразной: в годы Второй мировой войны появилось немало проектов наземных боевых машин, равных военному кораблю по габаритам и огневой мощи. Историк Юрий Пашолок придумал для подобной техники термин «землекрейсер». О двух проектах, для которых даже класс сверхтяжёлых танков тесен, пойдёт речь ниже.

«Сухопутный крейсер» Давлетова

13 апреля 1941 года в Наркомат обороны СССР пришло письмо из села Горный Балыклей Сталинградской области. Его автором был студент Азово-Черноморского института инженеров-механиков Г. А. Давлетов. В конверте находились описание и эскиз боевой машины, поражающей воображение. К созданию этого проекта автора подтолкнул анализ войн последнего времени: от Первой мировой до финского конфликта. Он задался целью придумать боевую машину, способную без потерь прорвать условную оборонительную «линию Маннергейма».

Землекрейсер Давлетова должен был весить 2,5 тысячи тонн, нести три 500-мм мортиры и 16 танков на палубе

В результате получился проект танка общей массой около 2,5 тысячи тонн при длине корпуса 40 метров (ширина была бы вдвое меньшей). Хотя Давлетов называл свою машину сухопутной, он предусмотрел в её конструкции два гребных винта, позволявших землекрейсеру передвигаться и по воде. Гигант должен был приводиться в движение колоссальными (хоть и несуществующими) двигателями мощностью около 15 000 лошадиных сил. Автор считал, что по суше его машина сможет разогнаться до 40 км/ч, а по воде — до 13,5 узла (около 25 км/ч). В качестве горючего он предложил не бензин и даже не мазут, а обычную сырую нефть.

Вооружение землекрейсера Давлетова должно было соответствовать его габаритам. В башне пятиметровой высоты он предлагал разместить три 500-мм мортиры, бьющие на дистанцию 30 километров, две дальнобойные 150-мм пушки (дистанция огня — 35 километров) и десять 75-мм орудий. Но этим дело не ограничивалось: Давлетов также настаивал на установке четырёх зениток и 20 станковых пулемётов. Возимый боезапас на каждый ствол предполагался немалым — по 100 снарядов только для каждой мортиры. В довершение благодаря гигантской площади палубы,«сухопутный крейсер» нёс бы на ней ещё 16 заправленных и готовых к бою танков.

Машину автор предлагал использовать так: «На расстоянии 250-300 км от линий фронта сосредотачивается до 100 сухопутных крейсеров… На этих 100 крейсерах имеются 1800 танков (из них 200 шт[ук] амфибий. Кроме того на борту кораблей размещается до 4-х дивизий пехоты с вооружением».

Эскиз «Сухопутного крейсера» Г. А. Давлетова, боковая проекция (ЦАМО РФ)С наступлением ночи армада должна была начать движение к фронту и к утру добраться до него. За несколько часов до рассвета бомбардировочная авиация поддержки принялась бы утюжить укрепления противника. Затем её должен был догнать огневой вал крейсеров. После — разгрузились бы со своих огромных носителей и устремились в атаку без малого две тысячи танков. Давлетов считал, что на подавление вражеской обороны в такой ситуации понадобится от силы два часа. «С прорывом танков идут крейсера, направляя огонь по уцелевшим очагам сопротивления, давя их своей массой, расширяя прорыв… Их дальнейшая цель – связаться с парашютным десантом, с авиацией с целью захвата столицы противника».

Автор доказывал, что нет силы, которая остановила бы натиск его крейсеров или повредила бы им. 100-мм броню машины, по мнению Давлетова, могло бы пробить только прямое попадание крупнокалиберного снаряда или тяжёлой авиабомбы. Но взаимодействие с другими родами войск снизило бы риск этого до нуля. Прикрытие с воздуха обеспечила бы авиация, а на земле — пехота. Но в идеале «сухопутные крейсеры» должны были действовать самостоятельно. Например, захватывать хорошо укреплённые острова — обстреляв с дистанции в 30–35 км, а затем высадив десант из 18 танков и нескольких сотен пехотинцев. Давлетов даже считал, что землекрейсер способен воевать с целой эскадрой вражеских кораблей. В этом случае на его палубе вместо танков следовало разместить торпедные катера.

Автор догадывался, что его проект сочтут неосуществимой фантазией. Поэтому он делал ставку на то, что ради достоинств будущей машины советское правительство сделает сказку былью. Изобретатель считал, что построить опытный образец землекрейсера можно будет в ближайшее время, просто распределив работу между ведомствами. «Конструирование бронированного корпуса может быть поручено судостроителям, все вооружение – артиллеристам, трансмиссия и гусеницы – танкистам, а двигатель – теплотехникам», — писал он.

Но, даже если бы СССР рискнул этим заняться, времени уже не хватило бы: у порога стояла война.

«Танковый крейсер» Осокина

Ещё один «землекрейсер» был предложен Главному автобронетанковому управлению (ГАБТУ) в 1942 году. «Желая помочь любимой родине в ее борьбе с фашистскими ордами… я разработал предлагаю В[ашему] вниманию проект нового мощного вида вооружения Красной Армии – ”танковый крейсер”», — писал его автор, инженер-подполковник Осокин (инициалы неизвестны).

Эскиз «Танкового крейсера» Осокина, фронтальная проекция (ЦАМО РФ)Его предложение проделало немалый путь. Сперва проект сочли интересным военные инженеры, а вместе с ними и заместитель командующего Уральского военного округа. Они обещали похлопотать за энтузиаста в Москве. Но весточки из столицы изобретатель так и не дождался, поэтому решил написать сам, с разрешения командира своей воинской части. Осокин был уверен в успешности своего проекта и считал крайне нежелательным любое промедление в работе над ним.

Что же он предлагал воплотить в жизнь? «Танковый крейсер (ТК) представляет собою наиболее мощную бронированную и сильно вооруженную боевую гусеничную четырехмоторную машину-крепость», — писал Осокин. Конструкция ТК состояла из центрального боевого корпуса и двух гусеничных транспортёров слева и справа от него. Они, в свою очередь, представляли собой сцепленные ходовые части с единым моторно-трансмиссионным отделением. Транспортёры должны были иметь собственные боевые отделения. В отличие от машины Давлетова, крейсер Осокина не был водоплавающим. Для переправ через водные преграды ему потребовались бы понтоны.

Центральный боевой корпус автор задумал сварным из броневой стали различной толщины. Осокин делил его перегородками-шпангоутами на несколько отсеков. В переднем размещалась кабина управления «танковым крейсером», в ней должны были находиться водитель и командир. За ними отводилось место для борттехника и радиста, примыкавшее к орудийной площадке.

Одним из самых интересных моментов проекта Осокина было вооружение его детища. В качестве главного калибра должны были использоваться спаренные 152-мм танковые пушки в основной башне. Позади неё изобретатель отвёл место для крюйт-камеры с запасом снарядов. На каждом транспортёре Осокин предлагал установить по две башни от танка Т-34 с 76-мм пушками. На корме «танкового крейсера» должны были находиться спаренные зенитные пулемёты и пушка на тумбовой установке.

Схема обстрела из пушек и пулеметов «Танкового крейсера» (ЦАМО РФ)Осокин перечислил и проектные характеристики своего грозного чада. Длина корпуса ТК составляла 21,45 м, ширина — 9,7 м. Силуэт не был бы выше 4,3 м. Машину боевой массой до 270 тонн приводили бы в движение авиационные дизели М-40 в 1500 лошадиных сил. Толщина брони «танкового крейсера» варьировалась от 125 мм во лбу до 50–100 мм по бортам и 50–80 мм на днище и крыше. Для защиты от газовых атак, против которых броня бессильна, Осокин помещал в каждое обитаемое отделение машины и башни по баллону со сжатым воздухом.

Тактическое применение ТК обещало быть широким: разгром укреплённых полос, узлов и районов сопротивления противника, борьба с артиллерией всех калибров, действия на уничтожение танков, самоходной артиллерии и мотомеханизированных частей врага. Торжественным итогом должно было стать «сопровождение передовых отрядов победоносной Красной Армии в марше на столицы врага: Берлин, Вену, Рим, Бухарест и дальше, на Запад – для освобождения угнетенных фашизмом народов».

К сожалению или к счастью, оба проекта землекрейсеров были отклонены ГАБТУ. Многие годы они пролежали в архиве и стали достоянием общественности только сейчас. Поэтому их немецкий аналог — проект сверхтяжёлого танка Ratte («Крыса») — известен намного больше. Интересно, что Давлетов предвидел его появление: «Остается только одно: это неприятелю строить и свои крейсера… В течении первого года войны тот будет безраздельным хозяином суши, у кого наготове окажется достаточное кол[ичест]во крейсеров». Изобретатель оказался неправ: исход Второй мировой войны и судьбу мира решила не битва изобретательских фантазий. Войну выиграла обыденная, но эффективная боевая техника. 

Эскиз «Танкового крейсера» Осокина, боковая проекция (ЦАМО РФ)

Читайте также:

Автор текста — Юрий Бахурин

Источники:

  1. Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 38. Оп. 11350. Д. 514.
  2. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11350. Д. 1356.
Закрыть