Внимание!
Вы просматриваете новость в старой версии сайта. Возможны проблемы с отображением в некоторых версиях браузеров.

Закрыть

Эволюция боя в городе

Штурм Измаила на гравюре начала ХХ века

Каждый полководец, которому доводилось успешно брать или защищать город, гордился этим достижением. Такая задача существенно превосходит по сложности разгром противника в чистом поле. Уличная теснота, ограниченная видимость, трудность управления войсками — это только небольшая часть проблем, которые приходится решать, вступая в городской бой.

Искусство боя в населённом пункте развивалось вместе с метаморфозами, которые претерпевали города на протяжении столетий. Долгое время штурм города был синонимом штурма крепости — их укрепления были очень похожи. Но затем города разрослись и превратились в каменные лабиринты большой площади. Ещё позднее появился бетон, подземные коммуникации и многоэтажные дома. Всякий раз, когда происходил рывок в развитии города, искусство войны в нём тоже эволюционировало.

Преодолимые стены Измаила

В XVIII веке на территории современной Одесской области на берегу Дуная стояла турецкая крепость Измаил — крупное и мощное оборонительное сооружение, построенное с участием французских инженеров и по всем канонам фортификационного искусства того времени. За её высокими стенами находился турецкий гарнизон численностью более 35 тысяч человек. 

Мощную турецкую крепость Измаил русскому полководцу А. В. Суворову пришлось брать силами, меньшими по численности, чем осаждённый гарнизон

Во время русско-турецкой войны, уже четвёртой в XVIII столетии, Измаил пытались брать дважды, но попытки успеха не имели, пока генерал-фельдмаршал Г. А. Потёмкин не приказал разобраться с крепостью знаменитому полководцу А. В. Суворову. Прибыв на место, Александр Васильевич лично исследовал все окрестности Измаила и вынес вердикт: «Крепость без слабых мест».

Так или иначе, крепость нужно было брать. Приближалась зима, пищу и топливо для русских войск приходилось везти издалека. Армии угрожали голод, холод и болезни. В свою очередь, гарнизон Измаила был настроен защищаться до конца, поскольку турецкий султан пригрозил казнить каждого, кто оставит крепость.

Схема взятия Измаила А. В. Суворовым в декабре 1790 годаНа то, чтобы подготовить штурм, Суворову понадобилось шесть дней. Он собрал войска отовсюду, откуда смог, — набралась 31 тысяча человек, меньше, чем защитников. План русского генерал-аншефа заключался в атаке на Измаил с нескольких сторон, в том числе и высадкой десанта с воды, чего турки никак не ожидали. Чтобы каждый офицер точно знал, куда вести своих солдат, Суворов провёл подготовку на макетах укреплений Измаила, лично показывая всем, что им нужно сделать.

Турки вскрыли замысел Суворова, но противостоять одновременному натиску с трёх сторон не смогли. Яростное сопротивление не помогло дезориентированному гарнизону, и к восьми часам утра внешние укрепления Измаила были захвачены русскими. Бой переместился на городские улицы. Суворов, чтобы поддержать пехоту, направил внутрь Измаила 20 лёгких пушек, стрелявших картечью. К середине дня крепость пала. 

Парижская коммуна. Городской бой по-новому

К середине XIX века понятия «город» и «крепость» разделились окончательно. А техническое развитие, в том числе и в военной отрасли, изменило и принцип ведения боя в городе. В первую очередь, сражающиеся стороны получили в своё распоряжение значительно больше техники и нового оружия.

Баррикада парижских коммунаров и её защитникиВесной 1871 года в Париже начались народные волнения, вскоре принявшие масштаб настоящей революции и закончившиеся установлением самоуправления, ныне известного как Парижская коммуна. У правительства этого политического образования, просуществовавшего 72 дня, были под ружьём десятки тысяч бойцов национальной гвардии. Кроме того, восставшие коммунары захватили более тысячи орудий и митральез (предшественниц пулемётов), множество новейших нарезных ружей, миллионы патронов и даже мощные морские пушки, не говоря уже о бронепоездах, бронированной батарее на реке Сене и флотилии канонерских лодок.

Казалось бы, Парижская коммуна была грозным противником. На практике получилось совсем иное. Во-первых, коммунары представляли собой крайне неорганизованную силу. Мало кто из рядовых национальных гвардейцев имел военный опыт. Ими командовали пассивные и нерешительные офицеры — за исключением поляка Ярослава Домбровского, но в одиночку превратить аморфную массу в армию он не мог.

Следы боёв на парижских улицах после падения коммуныВ мае правительство начало решительное наступление на Парижскую коммуну. Восставшие попытались укрепить город, но знаменитые баррикады, символы коммуны, обычно представляли собой примитивные сооружения из песка и камней в человеческий рост. Прикрывали их, как правило, пара десятков людей с ружьями. В лучшем случае на баррикаде можно было наблюдать одинокое орудие или митральезу.

Правительственные силы, со своей стороны, наступали по всем правилам. Они создали высокую плотность войск — несколько тысяч человек на километр. Пехоту поддерживали огнём полевые и осадные орудия. Учитывалась специфика планировки города, в частности — большое количество прямых проспектов, облегчавших продвижение солдат. Вместе с пехотой работали сапёры, которые подрывали динамитом стены домов, образуя проходы для войск. Наткнувшись на баррикаду, солдаты старались не штурмовать её в лоб, а подавить из пушек или обойти. Коммунары сражались упорно, но противостоять грамотному штурму им было не под силу. 29 мая прогремели последние выстрелы у форта Венсен. Парижская коммуна прекратила своё существование. 

Штурмовая группа. Совершенный инструмент

В ХХ веке при штурме и обороне городов активно использовались все военно-технические новинки.

Пулемёты, относительно компактные и гораздо более скорострельные, нежели митральезы, существенно повышали огневую мощь подразделения. Огнемёты не оставляли шансов бойцам, засевшим в домах и подвалах. Отравляющие газы проникали в любые щели и поражали солдат, не имевших химической защиты. И это всё — детища одной лишь Первой мировой войны. Несколькими годами позже при штурме городов стали также использовать авиацию и танки. 

Советская штурмовая группа в 1945 году представляла собой универсальный мобильный боевой инструмент, способный самостоятельно решать множество задач: от подавления огневых точек до зачистки и захвата зданий

Для эффективного применения всех этих достижений в городском бою требовалась новая тактика. Обычное наступление пехоты и артиллерии имело все шансы захлебнуться ещё в предместьях.

Новый боевой инструмент — штурмовую группу — впервые использовали немцы ещё в Первую мировую войну. Поначалу это был отряд пехоты со стрелковым оружием, гранатами и взрывчаткой. Мобильная, слаженная и не таскающая с собой ничего лишнего штурмовая группа подбиралась к вражеским окопам, забрасывала их гранатами и вступала в ближний бой. В ходе Второй мировой войны штурмовые группы превратились в основной инструмент городских сражений.

Весной 1945 года при штурме Кёнигсберга войсками Красной армии типичная советская штурмовая группа представляла собой стрелковую роту (около 150 человек), вооружённую автоматами, более подходящими для боя в городских условиях, чем винтовка или карабин. Группе придавалось около шести орудий калибром от 45 до 76 мм, 122-мм гаубица, пулемёты, миномёты, сапёры, огнемётчики, а также один-два танка или самоходных орудия. В результате получалось мобильное многоцелевое подразделение, способное решать множество самостоятельных задач. Внутри группы существовало дополнительное разделение на группы наступления, закрепления успеха, огневой поддержки плюс небольшой резерв.

Городской бой в КёнигсбергеТанки в составе группы использовались неспроста. Толстая броня значительно лучше защищала от вражеского огня, чем щит полевого орудия. Танк был мобильнее во всех смыслах, начиная от скорости передвижения и заканчивая быстротой огневого манёвра — на поворот башни требовалось в разы меньше времени, чем на разворот орудия вручную.

В Кёнигсберге и других городах работа штурмовых групп выглядела примерно так. При движении по улице танк или САУ шли немного впереди, подавляя из пушки вражеские огневые точки. Пехота двигалась по обе стороны улицы, наблюдая за окнами и крышами, где могли скрываться вражеские фаустники. В дома солдаты врывались через окна, двери и проломы в стенах, которые проделывали взрывчаткой сапёры. Дом зачищали сверху донизу по принципу «первой в комнату заходит граната». Встретившись с сильным огневым сопротивлением, группа подтягивала артиллерию и миномёты. Пехота старалась обойти очаг сопротивления с флангов, тыла, по крышам или даже по подземным коммуникациям.

Советские артиллеристы и пехотинцы на улице КёнигсбергаВажным моментом было то, что штурм города должен был вестись массированно, большим количеством войск. Штурмовые группы были всего лишь авангардом железного потока, входившего в город за ними по пятам. Эффективность таких действий была налицо: Кёнигсберг, считавшийся неприступным, взяли штурмом всего за четыре дня.

Развитие тактики городского боя шло следом за прогрессом и примерно с той же скоростью. Наивысших темпов оно достигло в последние полтора столетия. Что осталось неизменным на века, так это необходимость тщательного планирования, взаимодействия, отваги и умения быстро соображать в бою. Это главное оружие, без которого не взять не то что город, но и крохотный хутор. 

Авторы текста — Евгений Белаш и Владимир Пинаев

Источники:

  1.        Савин М. В., Кравцов В. М. Бои в Сталинграде. Из опыта боёв Отечественной войны. М.: Воениздат, 1944.
  2.        Вычегодский С. Тактика уличного боя. М.: Борьба, 1907.
  3.        Красильников С. Н. Боевые действия Парижской коммуны 1871 г. М.: Государственное военное издательство, 1935.
  4.        Орлов Н. Штурм Измаила Суворовым в 1790 г. СПб., 1890.
  5.        Уличные бои / Сборник статей и примеров. М.: Военное издательство народного комиссариата обороны, 1945.
  6.        Шталь А. В. Малые войны 1920–1930-х годов. М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2003.
  7.        Веремеев Ю. Штурмовые группы. Электронный источник: http://army.armor.kiev.ua/hist/sturmgruppa.shtml.
Закрыть